на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ДНЕВНИК

10.03.2008
тормоза, или разные скорости времени
1430
Не мной замечено, что время имеет странное
свойство ускоряться и почти останавливаться. Об
ускорениях, как-нибудь в другой раз, а вот пример
глубоких тормозов.
Сорвал мой друг Юрий, первую репетицию
нашего проекта по созданию совместного диска и
решил я проверить почему. Выкроил в обед времечко
и заехал к нему в низкий позапрошлого столетия
домик с неистово гавкающей соседской собакой и
открытой калиткой. Сидит Юра со своим по пояс
раздетым другом за грязным столом перед пустой
бутылкой портвейна. В смежной и единственной с
кухней комнатой очень громко звучит, почти
надрывается гитара Эрика Клептона. Среда, три часа
дня, музыканты «стеклянные» и явно давно ведут
свои умные существенные беседы. Я не ввязываюсь,
хотя табуретку мне сразу предложили – я в другом
времени.
- Понимаешь, Андрей, мы вчера фильм вечером
«Сибирский цирюльник» посмотрели…
- В первый раз что-ли?
- Ну, зачем ты так? Не в первый.
Хотел я что-то ещё сказать, но вовремя
одумался – подарил им свежий журнал со своей
статьёй, дал взаймы денег и ушёл без нотаций. Не
найти нам сейчас единой скорости и общих
знаменателей. Не найти. Жалко только, что не взял
я с собой фотоаппарата – кадры бы получились для
обсуждения потом, да и так, занятные. Время можно
ведь достаточно точно зафиксировать – вот я о чём
забыл.
 
08.03.2008
прошли выборы
1429
Такая картинка - раннее утро и навстречу мне из-за
перекрёстка вылетает достаточно свежий «Мерседес»,
украшенный маленьким красным флажком коммунистов.
Сюрреалистический кадр – классическая машина
буржуазии с кровавым флагом палачей и безумцев.
Памяти у нас нет. Память – это совсем лишнее нам и
ненужное.
Другой кадр чуть позже и по телевизору - два
маленьких крепких мишки, переваливаясь и внутренне
ликуя, шествуют по Красной площади, навстречу
заранее согнанной толпе. Снег, дождь, мерзко, но
какое это имеет значение? Они шествуют, как
братья. Тот, кто постарше – более подтянутый и
преисполнен почти отцовскими чувствами. Тот, кто
помладше и поменьше (куда уж) - неожиданно в
светло-синих джинсах. Оба довольные и оба
победители!
Я так резко пишу (почти что мерзко) по
недоразумению! Проблема невысокого человека,
выраженная ярко в истории наполеонами,
ленино-сталино-хрущевами, нас сейчас (хочется,
ведь, верить) мало касаются. В августе будет
десять лет, как Россия без серьёзных кризисов и
массовых чисток – гигантский для нашей
многострадальной страны срок. Ну и что из того,
что Пётр был ростом огромен (народу то он положил
ого-го в болотах и на полях), а Ельцин выразителен
и статен… на танке. Люди рождаются разные, а
президент, как царь, за всех и для всех один.
Мы несколько забылись! Пишем, что думаем,
кусаем свободное пространство от желания
высветиться самим, желтая пресса легко переходит в
ядовитую... Я же неожиданно сталкиваюсь с простой
и странной для себя мыслью, что люблю именно такую
- спокойную медленно поднимающуюся страну. То ли
основной пик кризис среднего возраста преодолён,
то ли так неимоверно хочется позитива. Меня
устраивают простые движения в сторону здоровой
семьи, спорта, Олимпиады в Сочи… Болельщик во мне
орёт от счастья, когда побеждают наши биатлонисты,
футболисты, ведомые голландцем (опять же
«петровские» мотивы), возвращается в стан великих
- хоккейная дружина. Мне наплевать с высокого
бугра на растущее количество наших миллиардеров –
у них своя жизнь. Мне хочется так хочется успеть
написать книжку, снять фильм, вырастить детей и не
замечать, что сменился президент и прошли выборы.
Спасибо.
 
02.03.2008
очереди многоточий
1428
С детства их ненавидел! Придумывал, как
выкрутиться и не стоять пнём. Тягомотина пустоты
унижает. В бизнес, возможно, пошёл в бегах от
воспоминаний и в надеждах освободиться. Не стоять!
Учиться и готовиться платить, чтобы другие стояли
за. За тебя!
Но очередь, кстати, формировала и терпимость.
Выстроенная доброкачественная (как
«доброкачественная опухоль») очередь сдачи
макулатуры, чтобы встать в очередь за книгами.
«Дрюоны», которых ты так по-существу для себя и не
открыл. Которых, ты, в принципе, по природе своей
читать не мог – настолько не твоё это. Не важно!
Общество вокруг тех ручейков - одно из твоих
лучших поздних советских воспоминаний.
Другое дело толпа перед водочным магазином во
времена безвременья в Набережных Челнах. Очередью
это назвать трудно, потому что попадание внутрь
помещения осуществлялось системой пропихивания и
раскачивания толпы. Мой друг вошёл не без моей
помощи с нами равными буквально по-пластунски по
головам. Попадание в верхнее отверстие дверей
(девятка!) и юношеская бездумная уверенность в
собственной неуязвимости. В такой же толчее и
задавить легко было, и убить. Но, право, не нас и
не тогда.
Очередь – слушайся меня! Мы начали её
выстраивать безусые и почти (по нынешним меркам)
босоногие. Ночная летняя очередь за билетами
Ленкома, когда мы всех строго построили и взяли
чуть раньше (боясь, не получить полного доступа к
свежему глотку), но только своё. На большее
средств студенческих и мыслей комсомольских не
хватало. Фарцовка билетами, как ломка
представлений о вечных истинах!
И вот прошло время, а ты всё не можешь из
очереди уйти. Ты оглядываешься по сторонам. Это
привычка твоего поколенья, это твоя привычка.
Картины из сна и небытия: очередь на эшафот,
очередь раздетых людей в газовые камеры. Ненавижу!
Боюсь. Не стоять. Подглядывание одиночеством за
желающими получить сполна вместе. Меня мучает
только память об очереди в Лувр, которую я не
дошёл к Ней до конца – не дали, не получилось, не
срослось, не настоял! Или рано было? Вера, что ты
ещё вернёшься в свою очередь... многоточий...
 
01.03.2008
Тени и камни
1427
два битла ждут двух битлов
для воссоздания полноценной группы


при выдержке в тридцать секунд
люди превращаются в тени
машины в светящиеся ручейки
а камни…
камни остаются
без изменений

по истечению стольких лет
возвращений, побед и проколов
наши милые рожи на одноклассников сайтах
на нас не похожи
снимали бы лучше здание школы
и классики на асфальтах

грусти нельзя предаваться власти
собака от холода волком воет
деля наш двор, надетый на крыши
на две неравные части
на тех, кто слышит
и тех, кто излишне спокоен

камни прошлого окружают нас
и добавляют сомнений
тени
 
01.03.2008
в очередь, или не все гении
1426
Мой друг – доктор и меломан, фотограф и прозаик,
как-то на днях рассказал о своих выводах по-поводу
литературного интернет - пространства.
- Представляешь, прошёл месяц – смотрю, а у меня
пятьсот посещений! Я обрадовался, но когда стал
выяснять, кто это – радость отчасти иссякла. Не
очень-то интересная публика при рассмотрении
оказалась. И если бы не несколько новых питерских
контактов – можно сказать, что холостой выстрел.
Что ответить доктору? Я последние полтора года
с подачи ещё одного моего друга – поэта Игоря
Алексеева, присутствую на питерском литературном
сайте – «Литсовете». Причём, несколько лет я сию
работу откладывал, боролся с собой, сопротивлялся,
понимая, что времечко моё это отчасти всё-таки
заберет. Так и оказалось. Хотя мне всё-таки
удалось, однако, перебороть себя – остаться на
одном сайте, не нарисоваться везде. Да какая
разница? Ищущий - найдёт. К тому же все ищут в
основном себя. И для себя. Так человек устроен.
Желающих указать свою причастность и отметину -
невероятное количество. И в этом смысле – интернет
абсолютная находка. Заполняй пространство посильно
и активно, и ты будёшь в нём сам обязательно
присутствовать.
Хотя тот же интернет дал мне несколько новых
реальных встреч. Ещё несколько человек в этом мире
я узнал достаточно близко, приобщился к их мыслям,
надеждам. А к одному поэту, я даже заезжал с
ночевкой в длинной дороге прошлой осенью.
Лишь раз я присутствовал за эти полтора года в
Питере на встрече – концерте, лит - группы,
объединённой через компьютер. Благо, круг
выступающих и регламент выступлений, был заранее
организаторами утверждён. И прошло всё, надо
сказать, совсем не плохо. И не было трясущихся рук
вечных отличников: «А можно я? А я тоже ответ
знаю?» Так не бывает! Никто не знает ответ. И
лучше уж честно, как в прочитанных вчера «Записках
для Ивана» Виктора Бирюлина: «Человек я в общем-то
средних способностей…». Но это-то как раз
редкостный человек может. И не для этого мы сюда
все пришли.
- Господи, неужели я не гений?
- Гений, гений, все вы гении. Но в очередь,
сукины дети! Вас и раньше было, желающих
отметиться, заклеймиться, загнать себя до смерти,
огромное количество. А с открытия этой «игрушки» и
вовсе не счесть.
 
27.02.2008
двое по пятьдесят, а двое по восемьдесят
1425
Утром я позвонил хорошему человеку - Александру
Андреевичу Василенко, поздравил его с
пятидесятилетием. Поговорили о том, что всё
продолжается. Ну, юбилей, что ж делать? Бывает…
Вечером с моим другом, (кстати, не так
давно отметившим свой полтинник)
доктором-профессором Валерием Васильевичем
Бакуткиным, мы отправились по приглашению в гости
к легендарному Горелику. Лев Григорьевич рассказал
нам, как на днях общественность города отмечала
его восьмидесятилетие ("жалко, что вас не
было"), прочитал свои новые перлы: «…дедушка
Горелик, на Бабушкиным взвозе».
- Чужой человек, правда, не поймёт…
- В Израиле же поняли?
(Близкие Горелика – жена, дочки, внуки, более
десяти лет, как эмигрировали).
- Они же не чужие.
В комнатах, наполненной сумасшедшей энергией
полотен и рисунков десятков авторов, естественно,
говорили и о живописи. О новых задумках экспозиций
накопленного в советские десятилетия, неугомонного
Горелика.
- В прошлом году Церетели принял меня в Союз
художников.
Мы с Валерой и с хозяином пьём чай, одобряем
порывы и новые достижения коммукативного хозяина,
и прощаемся.
Во дворе я напоминаю профессору:
- Завтра открытие выставки Владимира
Алексеевича Солянова, великого саратовского
художника. Он всех приглашал.
- Хорошо, я попытаюсь…
Проезжая по тёмным улицам города, я
вспоминаю, что Солянову – тоже уже за восемьдесят.
Ничего себе, люди живут!
 
27.02.2008
сложно
1424
Повторяться не хочется. Сложно выделить из этого
умирающего февраля в лужах, в песке, в грязи, в
тумане, бодрые цвета, свежие решения, чистые
улыбки. Сил мало. Но ты выходишь на заснеженное
поле с друзьями, чтобы на полтора часа забыть всё
это, оторваться в рывке по краю, сбросить мячик
под ногу другу, пробить самому.
Что ещё? Глянец выдуманных журналов. А вот и ты
уже там появился - сидишь непохожий. Или удачные
кадры новых отечественных лент на большом экране,
когда выключают свет. Включают – вокруг те же
серые люди. Это мы, Господи! Это мы учимся
улыбаться, как маленькие - снова и снова. Это от
нас пахнет всякой гадостью. Это мы в лифтах
корябаем по краске ключами... Но дело даже не в
этом. Слово определяет моё пространство. Стоит
сбиться и несколько дней размышлений без
клавиатуры превращаются в привычку. Появляется
новая пустота, бессмысленность. Солнце, когда же
солнце?
Друг мне напомнил: «Ты забросил свой сайт». Что
тут ответить? Февраль! Подожди, пожалуйста. У меня
столько новых замыслов. И всё-таки он прав. Я
сбился, я отвлёкся, я задумался слишком.
- А ничего, что я буду повторяться?
- У тебя не получится.
- А ничего, что я по этой грязи всякими дурными
яркими красками?
- Валяй.
- А получается ещё грязнее. Краски надо на белое.
А где его взять?
- Так февраль же, ты сам говорил.
- Говорил. Февраль – самый мерзкий месяц. Благо,
он на выдохе.
- Сложно у тебя. Сложно тебе?
- Всем сложно - февраль.
 
27.02.2008
пляжный футбол… на снегу
1423
В октябре прошлого года мои футбольные партнёры по
десятилетней добровольной ноши первого пляжного
клуба в стране оказались на его самой, что ни на
есть Родине – на бразильской песочке Копакабаны.
Жалею страшно, что не принял участие, но видимо, и
в правду не мог.
Ой уж не знаю, что они там дружно потребляли,
в солнечных лучах бразильской столицы, но оттуда
Эмиль и Серёга привезли несколько новых
полу-бредовых идей. И одна из них – не прерываться
на долгие зимние месяцы, а устроить игрища по
пляжным правилам на снегу. Тоска их по Родине и
ожидание приближающейся зимы заглючили? Не буду
рассказывать последующую кривизну движения идеи по
нашим нестройным рядам, но 22-23 февраля мы
провели первый в Саратове кубок, назвав его
«Турнир сильнейших».
Откликнулись, правда, не все – видимо
договорённости в Рио-де-Жанейро были не очень-то
крепкие. Но москвичи с лучшим вратарём Европы 2007
года Андрюшей Бухлицким приехали. Подтянулись
парни из Ростова и наши друзья из Самары. Плюс три
местных команды. И турнирчик получился на славу. И
было бы глупо, если бы мы его не выиграли. В
финале на второй день наша «Дельта» с трудом, но
красиво, одолела братьев – самарцев (4:3).
И ещё был у меня по ходу турнира такой
случай. Возил я по больничкам первого вратаря
республики тёску Бухлицкого со сломанным им на
руке в полуфинале пальцем. А рядом в моей машине
сидел Лёня Городнов – наш саратовский второй страж
ворот сборной… с подбитой коленкой. Будет что
рассказать мне внукам. К тому же к их времени,
думаю, пляжный обретёт свой олимпийский статус и
миллионы ярых поклонников, а первые вратари
обрастут своими легендами. А они без скидок -
просто хорошие парни, которые любят и умеют играть
в мяч.
 
17.02.2008
пират Женя
1422
Мы опять на его, скованной льдом яхте.
- Неужели она уплывёт?
- А что ей здесь делать? И мне.
Так видимо, выглядели гелонцы. Мускулистые,
заросшие, с правильными чертами лица. Я смотрю в
его разного цвета глаза, на его огромные рыжие
закрученные брови. Уплывёт. Ей Богу уплывёт. А как
же мы? А как же фильм? А как же Саратов - Гелон?
Но он и уплывёт на своём «Гелоне».
Пираты – такие люди – им без моря нельзя. Им
свободу подавай.
- Возьмите, дяденька, меня хотя бы… юнгой.
- А какой вам годик?
- Сорок шестой пошёл.
- Н-да… Опоздали на тридцать лет.
Он провожает меня до машины, а по пути, из своей
заснеженной и грязной, достаёт два огромных куска
чёрного угля и отправляется с ними обратно на борт
«Гелона». На улице опять холодно, а яхта топиться
посредством непрерывного нагрева бани углём.
Пират, вот те крест, пират. Сделает фильм и
уплывёт…
 
11.02.2008
«Лебединое озеро», или диалоги с мамой
1421
1

- Мама, я купил нам два билета на балет.
«Лебединое озеро».
- Что с тобой?
- Ничего. Я просто никогда не был на
«Лебедином…». Чайковский,
питерская труппа, классика.
- А ты не боишься, что они будут играть в тёмной
тяжелой Драме? У нас же в Драме
совсем не приспособленный для танцев пол.
- Я всё узнал – пол они везут с собой. В театре
обещают аншлаг...
- Возможно, но с тобой что-то всё-таки случилось?
И почему ты хочешь именно со мной?
- А с кем? Не упрямься, мама.
- Я лишь пытаюсь понять. Хотя, я согласна – на
балет и впрямь тебе сегодня не с кем.
- Мы пойдём не сегодня.
- Я образно.
- А я буквально. Представляешь, я стал бояться,
что некоторые вещи сделать, попросту не успею.
- Например?
- Сходить с тобой на балет.


2

В обозначенный на билетах день, я заскочил
вечером домой и переоделся в белую в тонкую
полоску рубашку и в новый серый полосатый костюм.
Остроносые начищенные ботинки и длинная черная
итальянская дублёнка завершили мой, несколько не
привычный для последних лет ансамбль. Шуточное ли
дело – я с мамой на балет иду за все годы. За
сорок пять!
Пока я собирался, ты почти смахивала с меня
пылинки, гоготала и не выдержала - позвонила
маме.
- Леонора Ивановна, вы, куда с Андреем собрались?
А! А я думала предложение руки кому-то делать.
По дороге в машине мы успели с родной крепкой
ещё и давно седой женщиной, обсудить прошедшую
неделю, ваших недавних обидчиков – склочных
соседей и все новости о твоих настоящих и будущих
внуках.
- Почему мы никогда с тобой на балет не ходили?
- Не знаю. Может, я считала, что тебе это не
нужно? Может, я и предлагала, а ты отказывался? А
может, я ходила иногда с подружками, чтобы
отдохнуть от всех вас, моих мужиков (мама, имела в
виду, отца моего и брата)? Кто же теперь это
знает?



3

Маленькие мускулистые девочки на пуантах.
Они, конечно, тянуться, тянуться, выгибают ножки.
Музыка без оркестровой ямы под фонограмму кажется
слишком громкой. Даже Чайковский. Я ничего не
понимаю, но принц выражением, происхождением и
прыжками, сегодня явно не дотягивает до принца.
Трико белое, тонкое, хорошее, но я на парней
как-то не заглядываюсь.
А вот девочки в конце первого отделения
выдали синхронность, встали на цыпочки. Мгновение
восторга – уже немало! Маму вот, не хотелось бы
перегрузить, но она легко предложила первой.
- Пойдём?
- Я не против. Мне хватило.
- Ты говоришь - питерские?
- У них же большая школа – куда им всем деваться?
Я же не говорил тебе, что приедет Мариинка.
- А ты заметил на полах пыль?
- Нет.
- Они собирали её коленями. Труппу привезти
смогли, а уборщицу забыли.
- Ты устала? Обиделась?
- На кого? На тебя? Мы сходили с тобой на балет.
Первый раз!
Она наконец-то улыбнулась.
- Но не пытайся успеть ответить на все пропущенные
звонки, а просто веди машину.
- Хорошо, мамочка. Как скажешь!
 
10.02.2008
о пользе псевдонима
1420
В Москве меня встретил Володя Лозинский. Я
перенёс, понимая, что не успеть, на ближайшее
будущее встречи с учителем Малицким и другом
Лагранским. Вечером после нескольких деловых
встреч, мы поехали к Алексу Ростоцкому и слушали
его гениальные оркестровые записи «Картинок с
выставки» Мусорского. В комнате-студии среди гитар
и других инструментов, на маленькой полочке стояли
книжки о Стравинском и поэзия Бродского. Музыка
настолько «накрыла», что сил на поездку к Зарецкой
не осталось. Поговорили с ней по телефону об идеи
нового фестиваля. Она посоветовала мне выйти на
главного «Лицедея» Петрушевского, дала его
питерский телефон. Я позвонил.
«Москва, Питер... - подумалось, пока шёл
набор - хорошо, что ко мне прижился Сокульский.
Спасибо тебе, дедушка. А то куда ж я с Руфановым,
да по столицам, да в калашный ряд…»
 
10.02.2008
для чего
1419
Уезжать, чтобы возвращаться. Всё действие выхода
совершается только для того, чтобы войти обратно,
вздохнуть, успокоится, разложить вещи на привычные
места, лечь на удобную подушку, расслабится…
Дома-то лучше всегда! Потому что дома.
 
04.02.2008
Колыбельная
1418
Разминка для взрослых поэтических отцов -
колыбельная. На полях сегодняшнего черновика (а
"Колыбельную" я торопился сдать до
выхода одного саратовского глянцевого журнала),
например такая моя новая строчка: " В
глубокой древности - лет в пятьдесят..."
Собственно, каждый поэтизирующий тип, должен
отметится хотя бы одной колыбельной. Чтоб было под
чего нормальным людям детей укладывать.

Колыбельная

спи мой ребенок
спи мой малыш
в небе стемнело
ты все не спишь
небо отправилось
с солнцем за лес
там за ресницами
время чудес
ты засыпая
невольно растешь
ты вырастая
по миру пойдешь
спи…
 
04.02.2008
вратарь Леня Городнов
1417
Второй вратарь сборной России по пляжному футболу
Лёня Городнов играет по субботам в зале за мою
ветеранскую команду. Просто Леня уже подошёл к
переходной цифре тридцать пять, а зимой на песке у
нас не играют. Да и что с того, что Лёня вратарь
сборной. Он и у нас в ветеранах хорошо смотрится.
И мы с ним в субботу шестую игру выиграли. Шестую
из шести. И я наконец-то забил с пыра, с
нереального рикошета от морды защитника (лица,
лица конечно). А Лёня забивал играми раньше: и как
полевой игрок (мы его временами и так разрешаем),
и как вратарь. Ему положительных эмоций надо
набираться – он же вратарь сборной.
 
01.02.2008
джаз
1415
Двадцатилетние мальчики играли джаз в Ирландском
пабе почти виртуозно. Безусые юноши в тяжелых
ботинках, с оттопыренными телефонами и пачками
сигарет в замусоленных карманах, вытворяли не
по-детски, бежали пальцами дорожкой по клавишам,
поднимали тонкими напрягшиисями шеями саксофоны и
трубы.
И девочка не выдержала - дала нам домашнюю
гортанную заготовку по языку свободных негров с
мурашками по спине. Попса умрет! Соберет взносы
везде, кроме потайных уголков, и умрет.
Цивилизация давно уже делится. Примитивно. На тех,
кто слышит и не. На тех, кто видит и не. Откуда-то
все-таки решаются и приходят мальчики новой -
старой цивилизации, не способные повторять звуки
пустой толпы веселого примитива «дрожки».
Наличие общего права выбирать не достаточно.
Важно, чтобы в тебе заложили это право. И ты бы им
воспользовался и жил свободно, как джаз.
 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | дневник