на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ДНЕВНИК

29.04.2013
ОМ - 30/13
Легенды саратовского футбола. Николай Лифар.
2962
Всем спасибо, или саратовский граф футбола.

Лифар Николай Степанович (родился 8
декабря 1951 года).
Играл на позиции «под нападающим», или
крайним хавом. Его нередко сравнивали с
широкошажными футболистами, по футбольному модными
тогда «летучими голландцами» - 74 года. Лифар
технично принимал сложные мячи, на финтах и
прокидке легко уходил от соперников, и если сам
забивал не так много, исправно отдавал голевые
пасы.
- Вы были первым в Саратове блуждающим хавом,
освобожденным от черновой работы?
- Не сразу. В Хабаровске, ко второму
возвращению в «Сокол». Вот тогда мне начали давать
на установке свободу выбора. Я, ведь, полезный
был. И бил с обеих ног.
- И откуда такой, технично-хитрый, де Ла Фер в
закрытом городе Саратове?
- Если о фамилии, то ее происхождению на Волге
мы обязаны французскому военнопленному 1812-го
года. А что до техники – мне ее сломать не успели.
Я гонял мяч с утра до вечера на верхней площадки
на Шелковичной улице у НИТИ. А потом очутился в
заводской команде «Универсал» Агрегатного завода.
Чему обязан тренеру – Виктору Николаевичу
Дадыкину. Спасибо ему.
- Откуда был подсмотрен балаковским
«Кордом»?
- Все правильно. Здесь спасибо Виктору Чернышкову
- он как раз в «Универсале» свой век доигрывал.
Это он подтолкнул меня словами: «Иди. Вернуться
назад всегда успеешь». В «Корде» я с удовольствием
играл три года, пока его не расформировали.
- Кстати, почему?
- На фоне мутной истории вокруг балаковского
химкомбината. Но говорят, что областному
руководство не знало, как разобраться с
регулярными провалами «Сокола». В 74-м «соколята»
получили в первом круге 7 поражений в 8 матчах. И
вот тогда «Корд» расформировали, тренера
перетянули в Саратов, а он взял в середине сезона
из Балакова с собой костяк - человек пять-шесть.
- Теперь спасибо Виктору Ивановичу Карпову?
- Ему особое (улыбается). И за то, что в 74-м
уберег от перехода в Казань. И за то, что
квалификацию пожизненную помог снять.
- Об этом поподробней.
- Об этом везде и много написано. 76-й год. В
Улисте играли против местного «Уралана». Судья нас
жесточайше сплавил. Там вообще было выиграть почти
нереально, но мы к 87-й повели 1:0. И началось.
Первый ответный гол нам забили после того, как мяч
ушел на два метра за лицевую линию. Второй - на
неизвестно какой добавленной минуте (а тогда ведь
не добавляли) буквально затоптав нашего вратаря –
Володю Литовченко. И судья такой наглый был, что…
пришлось один разок справа приложиться. У меня
печатка тяжелая на руке была.
Спасибо Вадиму Петровичу Шпитальному – вытащил
меня через сутки из тюрьмы. А потом через год,
благодаря личному включению бывшего первого
секретаря области Алексея Ивановича Шибаева (он
ВЦСПС в Москве возглавлял) – вернули меня в строй.

- Вернемся в 74-й?
- Мы пришли с Карповым в начале сентября, и
так получилось, что команда спасли концовку
сезона.
- Уйдя с последнего места, благодаря без
проигрышной одиннадцати матчевой серии!
- Можно сказать по другому: первый круг
команда закончила 16-й, а второй выиграла. Так вот
в 75-м мы были уже вторые в своей зоне 2-й лиги,
попали в переходный турнир в Махачкалу, где нас
жесточайшем образом «сплавил» судья в матче с
узбекским «Янгиером».
- Не помог и новый холодильник «СЭПО»,
подаренный председателю судейского комитета?
- Не помог (смеется). Мы - игроки и то
пытались скинуться, чтобы судьи честно судили. Но
тогда бестолку было .
- Вы тогда не дрались?
- Зачем? Там все расписано без нас было. А так
я на поле постоять за себя мог. Был один период,
то Толю Суровцева Толю, то меня удаляли. Через
матч. Чего стоит игра в Батуми, где один «грязный»
игрок, получив от меня в ответ скрытый укол
булавкой (их в тех футбольных трусах на резинке
хранил), а потом гонялся за мной по всему полю со
словами: «Я твою маму е... Футбол бросаю – тебя
убиваю…»
- 75-й был для вас пиком в карьере?
- Пожалуй, да. В 77-м меня «отправили» в
армию, я поиграл сначала в вышке в самарских
«Крылья Советах», а потом были очень хорошие годы
в хабаровском СКА. Там нас «на руках носили».
Кстати, там и команда отличная подобралась. Мы, к
примеру, выиграли турнир с участием сборной
Японии, молодежной сборной СССР времен
Заварова-Чанова и команды «Луч» Владивосток.
- Но родной город ждал?
- «Сокол» тогда возглавлял тогда легендарный
Вадим Шпитальный. У меня родился сын – пора было
возвращаться домой, хотя были и другие
предложения.
- И тут вы некстати попали в период
омоложения.
- Я близко к сердцу всегда все принимал. И
характер у меня эмоциональный, а в тот момент даже
мнительный был. Из команды по возрасту и не по
делу «ушли» Литовченко, Милосердова, Демидова… Я
не стал дожидаться.
- Вам же тридцати даже не было ?!
В этот момент мой собеседник стал активно
собираться.
- Куда это вы, Николай Степанович?
- Опаздываю. Внука нужно на тренировку
завести.
- Не уж-то футбол?
- Конечно.
- Внука-то как зовут? Сколько лет?
- Ваня Лифар. Шесть лет. Может что-то
получится?
- Получится, я уверен. С такой-то графской
родословной.
И тут мы, рассмеявшись, попрощались с
моим тренером по ветеранским командам, и просто
хорошим человеком с большим футбольным прошлым,
настоящим, и судя по дедовскому шефству над Ваней,
возможно, и будущим.
 
26.04.2013
перепутаница, или кавказский след и чисто
американское убийство
2961
Хоризматичный БАБ пишет на Родину врагу
заискивающие письма и вешается одиноко в ванне?
Как-то странно вешается. Как-то смешно.
Они - американцы, не знают, как еще
отсечь российское влияние и выдумывают некий
список Магнитского. А главное мучают, и даже
убивают, наших милых детишек (у нас же самих
привычно горят больницы и детишек по-прежнему
никто не мучает).
Они окружают нас вздорно-нахальной и
неожиданно быстро упорядоченной Грузией. Потом
проверяют нашу безалаберность на некогда
безоблачной по советски разгильдяйской Греции, а
чуть позже рушат наши форпосты - офшоры на русском
острове Кипр. Заметьте, не мы его делили на две
части!
И довыеживались все!!! В Бостоне, а не в
Москве, попутавшиеся молодые кавказцы начиняют
кастрюли гвоздями (приятнее пустить мутняк -
версию, что все это кроваво-красочная инсценировка
ФБР), а мы взамен получаем чисто американскую
белгородскую полусумасшедшую двуногую тварь.
И что дальше?!
 
25.04.2013
4 часа 48 минуты, или соревнуясь с самим Фиделем
2960
Когда руководитель страны говорит, говорит,
говорит... И кажется все по делу, но никто уже не
верит. Никто не слушает. А точнее - его слушают
те, кто по признаку попадания в трясину электората
с открытым ртом, никогда не признаются, что не
понимают, как это он их уболтал.
А ему остается только идти на рекорды по
продолжительности выступления пока в белгородских
подлесках всей страны появляются все новые местные
шизоиды с американскими замашками вершить смерть,
где захочется. А наши тюрьмы и так переполнены не
только всяким дерьмом, но и вполне честными
людьми. Особенно на фоне стихоплетства и
свободного гуляния от следствия, причастных к делу
Минобороны...
А его-наша страна все-таки построит новый
колечечно-конечный Сочи, как некогда на болотах
вырос Питер. Но победим ли мы, пусть только в
хоккее и биатлоне? И мне - спортсмену по плоти и
привычкам, неожиданно хочется спросить: "А
зачем все это?! Для кого?"
 
19.04.2013
ОМ - 29/13
2959
«хайдеггержив» сегодня…

Как заноза сидит уже несколько лет фраза
одного моего хорошего знакомого и большого
саратовского чиновника: «Ну, и где наши великие
местные рок-группы? Хотя бы одна…» Очень хочется
задним числом поспорить, приводя примеры
очевидного мощного движение местных звезд «за
хлебом и колбасой» в Москву и сослаться на некие
другие более благоприятные экономические и прочие
составляющие в Питере и на Урале. Но жизнь не
любит сослагательных наклонений. Где ж они
рок-звезды культурной столицы Поволжья?
Сегодня, 19 апреля (20-00 в арт-клубе «В
эфире»), в день первого Большого концерта за почти
двадцать лет творческой жизни, мы беседуем обо
всем этом и не только, с лидером одного из самых
достойных рок-коллективов города - Сергеем
Меркуловым.
- Не обидно, Сергей, что саратовский рок не
ассоциируется с группами масштаба «Чайф»,
например? Что с конца восьмидесятых – первых
рок-концертов - отсюда отъезжают все, начиная от
полинявших из рок в поп-продюсеров Бари Алибасова
и Саша Шишинина, и продолжая миграцией более-менее
состоявшихся здесь групп типа «После 11-ти» или
«Метро»? И твои ребята из первого состава - Дима
Толствов И Антон Романенко давно уже в Москве...
- Почему мне должно быть обидно. Дима пишет песни
на заказ, а Антон очень выручил нас, заменив
бас-гитару в прошлом году на «Нашествии».
Ситуация развивается так, как она развивается. А
обижаться мы можем только на себя.
- Ты говоришь не словами некого немецкого
философа?
- Ты о Хайдеггере?
- Откуда этот Хайдеггер в тебе?
- Из КВН-овских студенческих приколов на этаком
фоне увлечения философией группы товарищей
учащихся в Политехе.
- Закрутил. Нужно добавить - в начале лихих
90-х?
- Если быть точнее – первая песня и старт группы
датирован 94-м.
- Тебе двадцать один год. Первая любовь и все
такое?
- Отчасти, но скорее на фоне нашей любви к тому
пику русскому рока с примесью «Битлов» и новой
английской волны от «U2», «Arakhnes» и «Depeche
Mode».
- А кто из русских?
- Обычный набор: «Кино», «Алиса», «Аквариум» с
БГ, «Телевизор», «Пикник», «ДДТ». Особенно «Кино»,
или даже «Пикник». Но слушал я тогда много. Всё:
от панков до монстров очень тяжелой музыки. «Моя
умирающая невеста…» Страшный век – страшные
песни.
- Но ты-то и начал не страшно, а романтично?
- Не знаю. Первая вещь до сих пор в концерте –
«Шриланкийский друг».
- Некто влюбленный в краснодарскую девушку? Песни
- это твой личный опыт?
- Чаще всего собирательный. Мои родители
закончили наш Универ и искали волжскую нефть в
Советском районе, и я на Цейлоне и в Краснодаре
тогда не был.
- И песни поешь только свои?
- За редким исключением. Есть один текст
покойного Евгения Герасименко, на музыку Димы и
Антона.
- С Евгением тебя связывала дружба?
- Более того. В трудный момент моей жизни, я
почти два года у него жил.
- «Клылья» – это ему?
- Нет. «Крялья» же «для Крылача». Это погоняло
Олега Евдокимова, который в 90-е освещал
саратовский рок, записывал акустический проект
«Свои люди», раздавал авторам проекта их записи.
Он, как бы был первым саратовским нелегальным
продюсером…
- А потом сам уехал в Питер.
- В конце 90-х рок-н-ролл, почти, умер. Последние
кто прорвались – «Земфира» и «Сплин». В 98-м
«хайдеггержив» записали во 2-м и 3-м сборнике
«2000 процентов живой энергии». Я общался с
Кушниром и Бурлаковым еще до того, как они
закончили запись и презентацию первого диска
«Мумий Тролля» в Англии…
- А потом у вас в группе что-то произошло?
- Ничего особенного. Мужчины стали мужАми. Все
стали заняты. Женя в пятом погиб, Крылач уехал в
Питер, а я год ничего не писал. Мертвый год в
прямом и переносном смысле.
- Но «хайдеггер» жив!
- Вернулся Вахо. Он мотался с бродячей группой
между Петербургом и Европой. Объехал всю Испанию,
Португалию…, и вернулся. Я предложил сыграть с ним
«Крылача». И все опять началось. Нас уже все
успели забыть: поклонники 90-х или уехали, или
отошли. Три последних года мы словно начинаем с
нуля.
- Не плохо начинаете. Симпатично.
- Тебе видней.
- Точнее не скажешь - Хайдеггер жив!
 
19.04.2013
ОМ - 28/13
2958
Фейерверки и голы Михаила Проскурина

2. Михаил Архипович Проскурин (род. 30
ноября 1944 года)

Архипыча представлять особенно никому не нужно.
Его, активного, улыбающегося или позитивно -
по-деловому настроенного, знает вся саратовская
футбольная общественность.
Его личных голов за ту его команду «Сокол»,
конечно, было не так уж много, но тому есть
резонное объяснение – играл Проскурин в защите:
сначала на флангах (чаще справа), чуть позже –
последним. Вот как характеризуют его авторы
единственной большой книги о «Соколе» («Песнь о
«Соколе» - 2002 г.) Матюшкин и Генсон: «У него
была светлая футбольная голова. Как известно,
задний защитник должен обладать особым умением
читать игру, и на это место обычно ставят самого
опытного игрока. Михаил блестяще справлялся с
обязанностью заднего стоппера, отнюдь не в зрелом
возрасте. Обладал умением чистого отбора мяча. Не
было ему равных и в игре головой. Пользовался
большим авторитетом в команде». Не мудрено, что с
такой характеристикой Проскурин вошел в
символические сборные «Сокола» и в легендарные
60-е и в очень достойные 70-е годы. Кстати, таких
игроков в тех двух символических командах всего
только трое – помимо Проскурина, это игроки с
очень большой буквы Валентин Ольшанский и Вадим
Шпитальный.
- Кажется, вы роста не выдающегося, а пишут, что
воздух был весь ваш? – начал я задавать вопросы
неутомимому ветерану.
- Верх у меня никто не мог выиграть. В первую
очередь - позиционно. Видимо потому, что я в школе
еще баскетболом занимался.
- А как в футбол пришли?
- Да при заводе клуб был. И я в него лет в 6-7
пришел в носках. Руководитель его, как сейчас
помню, в столярке посмотрел на меня и говорит:
«Обувь купишь – приходи…» Я заревел. Время
послевоенное было. Меня тогда пожалели, разрешили
босиком бегать.
- А обувь?
- Вскоре на базаре купили родители какие-то
китайские, которые я расширял и штопал на растущую
ногу несколько лет.
- А в команде мастеров, когда и как очутились?
- В 63-м. (Мог бы на год раньше, но ногу ломал).
Тогда брали на просмотр, на юг два состава. В
«Лазаревском» меня на край определили, и мне сразу
практически не приходилось сидеть в запасе.
- И что - сразу защитник?

- Удивительно, но приходилось и в «рамку»
вставать. Опыт, кстати, пригодился. В середине
90-х за ветеранов в день города против киевского
«Динамо», после травм Владимира Литовченко и
Вячеслава Гусева, я вынужден был отстоять часть
матча в воротах. Тогда мы 2:3 проиграли, а за Киев
нашим визави был легендарный Евгений Рудаков.
- А было что-то фирменное, чем вы запомнились
болельщикам?
- Ну, может подкатами? Яковлев (наш тренер) не
был их сторонником, но у меня хорошо получалось.
Скорость приличная была, я ровнялся с нападающим,
и оставлял его «чистенько» без мяча.
- Ноги не трогал?
- Старался. Я в противнике не видел врага. Да, и
физически сам здоровым был. Мне, защитнику, за все
времена в команде только раз в Грозном желтую
дали. Но настолько не справедливо, что я пытался с
судьей поговорить – и тут же красную заработал.

- А забивать получалось?
- Забивал. Подключаться крайним уже модно было.
Удар у меня приличный с двух ног был. Я и сейчас
до центра выбью легко. И потом я пенальти часто
бил. Но хорошо помню только тот, что с Иркутском
не забил. В конце 60-х нам очка не хватило, как
раз в период реорганизации лиг. Бил я вправо от
вратаря, а он отбил. И за то, что «Сокол» не попал
тогда в буферную зону, я до сих пор у себя корю –
может того пенальти команде тогда не хватило?
- Не того – не корите себя. А вот было что-то,
что разительно отличает ваше поколение от
нынешнего?
- Сравнивать трудно. От «Сокола» ведь ничего не
осталось – только имя. А мы… Хорошо – приведу
пример. В 68-м в Горьком за красивый гол лучшего
игрока мне дали приемник «Селенга». Такие были
награды. И приемник много лет у меня дома долго
служил. Или: мне в 1967-м наш тренер – Яковлев
Борис Евгеньевич, привез из заграницы пару бутс
«Адидас». Я в них шесть лет играл – не куда было
больше заплаты ставить!
Крепкий, улыбчивый, достойный человек.
Легенда. В нем и сейчас молодой задор, огонек
желания сделать что-то для саратовского футбола.
Хотя бы музей памяти своих друзей.
Проскурин и без того несет большую
общественную нагрузку – традиционно ежегодно
проводит турниры ветеранов футбола в том же
Лазаревском, возглавляет Саратовский региональный
фонд ветеранов футбола имени Вадима Шпитального,
и… делает фейерверки. И как-то он очень с
фейерверками точно и по смыслу ассоциируется –
праздничный он человек, Михаил Архипович
Проскурин.
 
08.04.2013
ОМ - 27/13
2957
Знаете, каким он парнем был, или памяти друга…

Вчера одновременно в Саратове в кафе Натальи
Шиндинов «Арт-налет» и в Москве в литературном
институте имени Горького собралось около ста
друзей, литераторов, почитателей творчества
саратовского поэта Игоря Алексеев. В какой-то
момент стороны устроили видеомост. И в Саратове,
и в Москве говорили о нашем современнике -
интереснейшем человеке и авторе, вспоминали,
читали его стихи.
Игорь скончался на Благовещенье 7 апреля 2008
года в возрасте 49-ти лет, прожив короткую, но
яркую жизнь. В ней был приезд из воинской части
Ртищева, где работал его отец в областной центр -
Саратов, учеба и работа по образованию
врача-кардиолога. Будучи кандидатом медицинских
наук, в начале девяностых Игорь резко все поменял
в жизни и занялся собственным бизнесом. Но, самое
главное, он успел состояться, как разносторонний
писатель.
Член Союза писателей РФ, автор шести поэтических
сборников, автор двух книг прозы и двух сценариев,
Игорь был в лонг-листе премии "Большая
книга" 2007 года и победил в конкурсе имени
Н.С.Гумилева в 2006 году. Он придумал и продвигал
в нашем городе идею поэт-сообщества «Арт-система»,
был членом редколлегии международного журнала
"Дети Ра". Идея последнего, кстати,
родилась в 2004 году при непосредственном участии
Алексеева в момент посещения московских поэтов
саратовской «Арт-системы». Игоря при жизни
публиковали в журналах "Крещатик"
(Германия), "Комментарии"(Москва),
"Волга XXI"(Саратов), "Футурум
-АРТ" (Москва), "Дети Ра"(Москва),
"Знамя" (Москва) и "Новый мир"
(Москва), а в конце прошлого года в столице вышел
тысячным тиражом сборник с пятнадцатью не так
давно ушедшими поэтами. Там наш земляк напечатан и
не затерялся в ряду с Геннадием Айги и Татьяной
Бек, Андреем Вознесенским и Беллой Ахмадулиной…
На большом питерском литературном сайте «Литсовет»
ежегодно разыгрывается премия Игоря Алексеева.
У Игоря остались на Земле три дочери. Две
старшие с мужьями и внучкой Соней (рождении ее
Игорь успел застать) несколько лет живут в
Соединенных Штатах, а у младшей именно вчера (у
настоящих поэтов даже после смерти что-то
происходит) родился сводный брат. Игорь был
интереснейшим собесед6ником и хорошим другом. То
ли я все о нем написал? В конце я приведу одно из
моих любимых стихотворений Игоря.

***

Я говорю дорогу, лес, дома.
Я говорю тебя светло и грустно.
И это немудреное искусство –
всего лишь способ не сойти с ума.

Я говорю себя, как будто я
нетутошний, окольный, посторонний.
Стоящий на расплавленном перроне,
где в трех аккордах простеньких гармоний
«Прощай, под белым небом января…»

лабает ВИА. Термина «попса»
тогда в природе не существовало…
О чем я? Да… о том, что я устало
произношу собаку, небеса,

и вновь тебя, детей, больную мать
(совсем старуху – семьдесят минуло).
Дай Бог, чтобы чутье не обмануло,
дай Бог, чтобы случайно не толкнуло,
сказать не так. Или не то сказать.
 
07.04.2013
так бывает
2956
Сегодня большой церковный праздник - Благовещенье.
Пять лет назад в этот день не стало моего друга -
саратовского поэта и прозаика Игоря Алексеева. А
сегодня рано утром его, Игоря, последняя любовь и
жена Таня Деева, родила, значительно раньше срока,
маленького мальчика...
 
01.04.2013
ОМ - 26/13
2955
Легенды саратовского футбола
В прошлом году спорт номер один разменял в
саратовской губернии круглую дату - первую сотню
лет. И, естественно, за столь длительный период,
были в городе технари кожаного мяча, кумиры трибун
и настоящие звезды. Оказавшись с некоторыми из них
в группе по созданию саратовского музея футбола, я
не смог не удержаться поговорить с ними о былом и
рассказать болельщикам не много об их заслугах.


1. Чернышков Виктор Михайлович (родился 24
января 1939 г.)

В невысоком, седом и по прежнему крепком
мужчине, регулярно играющем (и говорят не плохо) в
погожие дни в шахматы в «Липках», мало кто узнает
кумира болельщиков шестидесятых. Не мудрено: и
время много прошло, и шахматы – не футбол. Только
даже в этой игре, по информации друзей-партнеров,
страшно не любит Виктор Михайлович проигрывать. А
при малейшей несправедливости со стороны
противника, Чернышков готов «разобрать» шахматную
партию о чужую голову.
- А футбол? - спросил я у давно разменявшего
седьмой десяток ветерана.
- В прошлом году попросили одни ребята помочь.
Они до того регулярно проигрывали в дыр-дыр на
тренировочном поле «Локомотива». И я не утерпел.
Ключевое слово для него «помочь» - такой он
человек.
- Ну и как?
- Да, выиграли. 7:4 - три отдал, четыре забил.
Только обманули меня – сказали, что играют минут
сорок. А на практике полтора часа получилось. Без
замен. Перегрузили меня чуть. С тех пор я только
шахматист.
- Народ-то к тому же немного моложе вас был?
- Я не спрашивал. Лет тридцать-сорок в среднем.
Когда все закончилось, один из них не выдержал,
спросил: сколько тебе лет мужик? Пришлось
ответить.
- Удивились?
- Сказали, что столько не живут. Потом кто-то
фамилию мою сказал – успокоились.
- И как же вы, Виктор Михайлович, здоровья
столько сохранили?
- Не знаю. Не курил, не пил без меры никогда.
Из-за этого может?
В природе далекого советского поколения
скромность, но заслуги Чернышкова перед
саратовским футболом очевидны. Он первым,
например, в 1963 году (вместе с партнером по
нападению и другом по жизни Вадимом Шпитальным)
стал в нашем городе мастером спорта, заслужив
звание после неоднократного привлечения в сборную
РСФСР. Однажды, после успешной и результативной
игры с олимпийской сборной Марокко, ему,
названному «русским бразильцем» предложили
остаться. Пообещали дом, машину, приличный
контракт.
- А вы, Виктор Михайлович?
- Посоветовался с друзьями-партнерами, но что
они скажут? Сам, мол, решай. Подумал я ночь, и
отказался. Потом только руководитель делегации
прояснил мне, что пострадали бы все мои близкие и
дальние родственники, работающие тогда в основном
на авиационном заводе. Затаскали бы всех, а то и
посадить могли. Не мог я остаться.
- Вы, ведь сами с Заводского?
- В той команде «Сокола» девяносто пять
процентов были местные ребята. Только из
Заводского района играл я, Виктор Липатов, Алексей
Развеев, Толя Печорский…
- С Геннадием Лихачевым вас, говорят, крали во
Львове?
- Было дело. В 1967-м. Подходим мы после игры к
гостинице (так получилось, я в очередной раз
«похоронил» местные «Карпаты») и нас неожиданно
заталкивают в машину два амбала. Довозят до
квартиры, а там стол уже накрыт. Пить мы
отказались, а ребята, изрядно пройдясь по водочке,
повезли нас к генеральному директору на завод. Тот
прервал совещание, принял нас и положил перед нами
ключи от новых машин.
- И вы не согласились?
- Я уже женат был и попросил дать возможность с
семьей посоветоваться.
- А Лихачев согласился?
- Ему жить в Саратове негде было, а там он
получил две трехкомнатные квартиры. Маму перевез,
хотя в состав западных украинцев пробивался с
большим трудом. А у нас в том году такая команда
была!
В том же 67-м Виктор Чернышков забил решающий
мяч в переигровке четвертьфинала Кубка СССР в
матче с московским «Спартаком». И даже исполнил
удар через себя в полуфинале в ворота «Динамо»,
которые тогда защищал легендарный Лев Яшин. Связка
Шпитальный –Чернышков наводила ужас на команды
первой лиги, а в высшей поиграть ему так и не
привелось.
- Хотя и звали меня туда раз пять-шесть. В том
же 67-м за донецкий «Шахтер», например.
- Прикипели вы к Саратову?
- Так сложилось. Родину не выбирают. Я отыграл
в родном клубе 14 лет с 58-го по 72-й. Мы собирали
полные стадионы. У нас был собственный почерк.
Виктор Понедельник говорил нам: «Ребята вы уже
созрели для Вышки…»
В 62-м, в год моего рождения, «Сокол» взял
под свое крыло самый большой завод региона того
времени – «СЭПО». Удивительно совпадение, что я
там тоже два года проработал.
- Виктор Михайлович, сколько тогда платили в
команде?
- Основному составу 180 рублей плюс 80 доплата
на заводе. 80 – премия за выигрыш, 40 – за ничью.
А «СЭПО»? Помню, что 15 сентября нас приняли в
профком, а 18-го мы уже играли с «Динамо» в
Москве...
Он играл против бразильских клубов,
против сборной Японии, Ирана, против лучших
футболистов России. Он был юрким, техничным и
упрямым «штыком» саратовского нападения. А
сегодня взрослый и последовательный человек, не по
годам резкий, но с хорошим добрым юмором и
говорят, с красивым певческим голосом, задумал с
друзьями сделать музей футбольной памяти
многих-многих поколений саратовских футболистов.
Виктор Михайлович согласился возглавить оргкомитет
по его созданию. А кто, если не он, - почетный
гражданин города Саратова, заслуженный работник
физической культуры Российской Федерации? Я
уверен, что это ему под силу, и вскоре музей
появится в нашем городе. Во-всяком случае, работа
уже началась.
Всем желающим поделиться своими архивами и
материалам полезными для саратовского музея
футбола можно обращаться по телефону:
8-965-8860254.
 
01.04.2013
мартовское - зимнее
2954
От слов "люблю-люблю" любви больше не становится.
 
20.03.2013
предложения можно читать отдельно, или камни
2953
Выворачиывая огромные булыжники и переваливая их
на толстенные железные листы - "пены",
прикрепленные за трактором, в студенческих
стройотрядовских полях где-то под Мурманском
иногда ко мне приходили шальные мысли о реально
рано наступившем времени сбора каменьев...
А ведь время собирать камни по многим причинам у
многих, так и не успело наступить.
 
20.03.2013
о дружбе
2952
Река дружбы без регулярной подпитки притоками
отношений и родниками взаимных мечтаний постепенно
превращается в ручеек, а порой мелеет до
основания.
 
20.03.2013
размышление
2951
Пока мы приспосабливались - жизнь прошла.
 
19.02.2013
WC - 03
2950
Мой спорт

Мама моя устойчиво утверждает, что родила
меня с «хорошенькими, прямёхонькими ножками, а это
все футбол»! Рассматривая свои детские
фотографии, я с удивлением обнаружил себя -
мальчика с х-образными строением. Мамочка, а как
ты хотела, если с пяти лет прикрывать, прятать
мячик в дворовых единоборствах?! С пяти до
пятидесяти – вот те на! Хорошо, что в прошлом году
появилась в Саратове лига «пятьдесят плюс» из
нескольких команд. Так что уносить нас будут прямо
с футбольного поля. А если серьезно – командные
виды спорта (футбол, волейбол, баскетбол) одна из
главных составляющих моей жизни. И не только мячик
в воротах, в кольце и вбитый в песок-пол – важна
сама структура команды от раздевалки к раздевалке,
с ее разговорами, приколами, психологией и
случайной режиссурой. С контактами, криками,
советами, анекдотами, с настоящей сначала
мальчишеской, а потом и мужской дружбой. На поле
почти, как в жизни, очень скоро становится
понятно, что за «фрукт» с тобой рядом.
По мне, как и по всему нашему более-менее
спортивному поколению, можно изучать основные
центры спортивного притяжения города на Волге. Из
индивидуальных видов я начинал заниматься
фехтованием (сабля) и недолго боксом. Если бы
вдруг добавить к ним борьбу и, допустим, греблю с
прыжками в воду, то на этом основные саратовские
мужские спортивные школы можно было бы сказать,
охвачены. В параллельном для меня всегда футболе
в какой-то момент от простого участия и
созерцания, пошла организационная работа по
освоению новых его веточек. Может кто-то и не
помнит, но первые турниры в городе по мини
начинались с кубка «Лицея»? Причем, мы первые два
года играли в зале педагогического института на
Радищева без ныне привычных правил с рикошетами от
стен. Ну, и российский пляжный футбол зародился в
99-м году первым официальном турниром в Затоне,
аж, на тридцать шесть команд. Кажется, совсем
недавно это было – разница лишь в том, что тогда я
тридцати шести лет от роду сам играл в команде
«Nike». Которая, как гласит история – победила.
Что важнее в спорте – победа или участие?
Скажу, что для меня важны обе составляющие. А
зачем тогда выходить, если «не биться». Когда в
Саратове появился первый боулинг, было интересно
оказаться в призах на местных турнирах. А далее
появились специальные, подаренные шары, купленные
«тапочки» и «вагон» времени для тренировок,
которое неоткуда взять. То же самое с развитием
настольного тенниса в «World Сlass»-е:
замечательные тренеры, симпатичные и одержимые
соперники, приятное и энергичное времяпровождение,
но, чтобы выигрывать нужно минимум десять, а то и
двадцать, часов в неделю отдать любимому занятию.
А если времени столько нет – то вычеркиваем.
Обидно, конечно, было в юношах еще уходить из
баскетбола (я занимался два года под руководством
заслуженного тренера России Эдуарда Ивановича
Федорова) в пользу любимой, а в данном случае,
ненавистной «тринашки», но хорошо, когда еще в
детстве ты делаешь правильные выводы о спорте ради
здоровья, а не наоборот.
Что еще? Детская секция шахмат и не без
легкого увлечения «железом» в институтском
возрасте. Максимальная нагрузка в минимальное
время очень хороша в ранней молодости, а с годами
не менее полезнее утренняя гимнастика, и не забыть
разогреться-размяться перед игрой. Пройти по
тонкой грани радости от своего любительского
пребыванию в спорте и реального соперничества с
достойными и равными – путь приятный длиною в
целую жизнь. И кто нас остановит играть в бильярд
(там, кстати, большая нагрузка на ноги), бегать
кроссы, плавать и метать (подсекать, бить)
различные мячи и дальше? Приведу на финише свое
маленькое стихотворение:
«Когда мы не сможем гоняться с мячом
и забивать голы,
мы перейдем на пассивный спорт -
в бильярды и кегельбанЫ.
Когда нас не послушает мяч
и рука задрожит совсем,
мы выиграем в тараканий скач –
не ждите от нас перемен!»
 
18.02.2013
ом - 25/13
2949
За год до Олимпиады биатлон вычеркиваем

Слезоточиво-нервная и, увы, устойчивая россыпь
четвертых-пятых мест российских биатлонистов на
только что прошедшем в Чехии чемпионате мира –
последнем крупном турнире стреляющих лыжников в
преддверии начавшей недавно годовой отсчет
Олимпиаде в Сочи – наводит многих здравых
экспертов и болельщиков на очередные серьезные
размышления о развитии в стране отдельно взятого
популярного зимнего спорта. И не только.
Чисто ли к спорту отнести несвоевременно сданные
спортивные объекты и многомиллионные (или
миллиардные) несоответствия их сметной и по факту
вырисовывающейся стоимости? Понятно, что в
насквозь коррупционной стране, где «отмыть» на
Олимпиаде – дело для части, приближенной к
основному траншу, привычное и естественное. Но
косвенно все ложится и на самих будущих олимпийцев
– то, что спортсмены не получили объекты в срок,
очевидно не может не сказаться в худшую сторону и
на самих будущих результатах соотечественников.
Ведь работа на заранее «обстрелянных» трассах
(здесь я не ограничусь биатлоном – в любом спорте
есть понятие «своего поля» и привычных условий) –
большой плюс среди приличного количества
устоявшихся в России минусов. Увы, но первый из
них – фон циничности и апломба ключевых
функционеров и выжимания из себя максимума
спортсменов и тренеров, попадает в таком случае в
естественное поле отсутствия глубокого понятия
патриотизма как такового.
Второй минус в ожидаемой зимней гонке –
привычное отсутствие претензий на медали в
большинстве видов программы. Активное
соперничество российские спортсмены гарантированно
готовы предложить лишь в мужском хоккее (а на
Олимпиаде разыгрывается 2 комплекта наград), в
бобслее (и то наверняка только в четверках
бобслеистов в лице «героя нового времени»
Александра Зубкова), отчасти в мужской части
санного спорта (4 комплекта) и скелетоне (2
комплекта), в фигурном катании (во всех пяти
видах, включая придуманные, видимо, специально под
нас командные соревнования) и еще вчера – в
биатлоне... Кстати, основная масса (63 из 98-ти)
медалей разыгрывается в семи из пятнадцати
заявленных на Олимпиаде дисциплин. И в них у нас
ситуация следующая: на шорт-треке (8 комплектов)
внезапно появившиеся у России шансы на одну-две
медали в связи с внезапно обрусением корейца Ана;
в сноубординге (10) – на одну-две медали у
решительных женщин и вовремя женившегося на нашей
красавице американце; в фристайле (10) и горных
лыжах (10) – шансов никаких; в конькобежном спорте
(12) – на одну – максимум две медали у давно
тренирующегося под «гнетом» иностранного тренера
Ивана Скоблева; в лыжных гонках (12) на две-три
медали у резко прогрессирующих мужчин и в биатлоне
(11) теперь только мужском части (серебро и бронза
Антона Шипулина на чемпионате мира) и то под
большим вопросом. И нафига, спрашивается, нам
такой «пустой баян»?
Причем, если возвращаться к биатлону (все-таки
он в России самый раскрученный после хоккея зимний
вид), без двух золотых медалей мы ко всему прочему
потеряем участие в программе кошелька и лично
Михаила Прохорова. И… И еще вот подумалось – наш
шанс, что может за неполный оставшийся год
усилится волна страха к поездке на Кавказ до
уровня отказа от риска перемещения в неспокойную
российскую зимнюю столицу многих ведущих
спортивных держав мира? И тогда, добившись эффекта
тридцалетней давности холодной войны, мы,
несомненно, можно без стыда разговаривать об
итогах Олимпиады с собственным народом? А так
получается много-многомиллиардное подготовленное
поражение.
Подумалось и другое: патриотизм советского
народа в семидесятых поддерживали, в том числе, из
всех жил наши спортсмены. Ныне же при огромной
свободе выбора попробуйте заставить отдать в
лыжные, к примеру, секции потенциально высоких и
стройных девушек. Не заметили, что они у нас в
сборной «как горох»? Или то, что, к примеру,
Магдалена Нойнер за несколько лет становится в
Германии национальным достоянием, а в Норвегии вся
нация с детства встает на лыжи, для нас не
показатель? У нас массовые забеги раз в год, что
само по себе и неплохо.
И последнее. А может все-таки они разбегаются и
расстреляются за оставшийся год?! И ведь ни одного
золота с 2009 года на чемпионатах мира для верных
болельщиков не показатель?! Как говорится, надежда
умирает последней.
 
10.02.2013
ну и денек 1, 2, 3…
2948
7 февраля

1

Утром я получил от милой последний антибиотик в
попу и подумал о том, что теперь-то уж точно
болеть будет некогда.

2

Классик мурыжил нас со своим паспортом (т.е.
отсутствием данных с него), потом в последний
момент поменял поезд на самолет, и прилетел с
двухчасовым опозданием по причине утреннего тумана
над Саратовом.
Спускаясь в город, мы поспорили с ним на хорошие
бутылки неких напитков. Он получает свой
выспоренный приз ровно через год, в случае, если
Волгоград за это время переименуют в Сталинград. Я
получу – в случае, если не переименуют. Причем оба
мы, естественно, болеем за Волгу… Конечно, из
Москвы виднее, но я никогда не спорю против своих
желаний: любимых спортивных команд, сборной
России, и т.д. Но я и не помню, когда так
определенно с кем-то спорил. А тут русский
классик!

3

Вечер удался. В зале не было свободных мест,
кроме выкупленного и так и не занятого столика
собственника строения, давно выбранного нами зала.
Удивительная внимательная и новая (процентов на
70-80) публика с возрастной средней планкой 40+.
Думалось, что двухлетняя работа не пропала
даром. Я одновременно следил за точным движением
программы и вносил по ходу мелкие коррективы.
Заядлому болельщику, мне попутно шла по телефону
смк-ами информация о первой эстафете на чемпионате
мира по биатлону (наши на последнем этапе ее
провалили). Еще я думал о больной «мелкой»,
оставленной дома с моей мамой и о новых
коммуникационных проблемах сына. Неожиданно с
последней компанией пришла бывшая жена и впервые с
Астрой они оказались в одном помещении. Пришлось
внимательно отслеживать ситуацию с возможным
местным «термоядерным взрывом», и успевать
общаться с классиком. Последний прочитал в течении
тридцати с небольшим минут разнообразный
поэтический блок и не дождавшись вопросов
преспокойно вернулся на диван. Но заснуть ему
вновь не удалось, так как пробудил заключающий все
действо Сергей Меркулов со своими живыми
«Хайдеггеррами…»


8 февраля

1

Ночью «мелкая» кричала от боли, и, дождавшись
утра, любимая повезла ее к врачам. Отит, в череде
других ее болезней и болячек, не добавил нам
оптимизма.

2

Ситуация стала интересно раскручиваться днем,
когда «охотник» неожиданно соскочил из роли
гостеприимного хозяина в сторону человека,
которому срочно отключили воду и т.д.
Удивительно, но сразу плечо стали подставлять,
все к кому мы попытались обратиться. В итоге
второй вечер с классиком резко переехал в более
просторный зал. В него никто не только не сдал
билеты, но и добавилось плюсом человек
пятьдесят-семьдесят. Все, что не делается…

3

Вечер опять удался. «Хайдеггеры» обрамляли
классика, который с удовольствием читал более
часа. Параллельно я думал о всех моих детишках (я
о них всегда думаю): о болячках Аи, о моем резком
письме на которое не отвечает второй день Поля и о
новых проблемах старшего Дани. Может в выходные
удастся что-то и у них продвинуть в позитивном
плане и самому отдохнуть?

9-10 февраля

В выходных я «зачищал» работу по всем
арт-фронтам, остервенело поиграл впервые за две
недели в футбол, читал и «дежурил» с мелкой. А еще
я радовался посещениям небольшой моей кухни
партнерами, младшими товарищами, а в субботу
вечером талантливого Меркулова. Пили виски,
строили планы и редко записывали на бумагу мысли.

Вот две из них:
- тьма это свет по сравнению с тем, где я
блуждаю,
- ура, я никому не нужен!
Хватило бы здоровья и сил – завтра новая неделя.
 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | дневник