на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ДНЕВНИК

21.04.2007
диалоги о графоманах
986
- А можно спросить тебя о графоманах?
- А что о них спрашивать?
- Как отличить? Как не вляпаться самому?
- Ты не графоман хотя бы потому, что мучаешься
этим вопросом изначально. У них это не водится. А
признаков много. Графоманы - не
"сумасшедшие" и не "шаманы".
Отсутствие вкуса во всём. Попытка возвеличиться
при жизни...
- Что тут плохого?
- В поэзии это невозможно.
 
21.04.2007
диалоги о поэтичеких забавах
985
- Прежде, чем ступить на эту тропу, десять раз
подумай.
- Зачем, слова сами льются?
- Это на вхождении. Это заманка такая. Ты же
захочешь славы, признания?
- Не обязательно.
- Ты же понимаешь, что творчество будет
забирать время, а ничего из материальных благ не
принесёт? Только муки.
- Ну, понимаю.
- Вряд ли. А ты знаешь, что все поэты в конце
концов делятся на две категории?
- На какие?
- На сумасшедших и шаманов.
- В чём разница?
- Первые сгорают быстрее.
- А там, песенники, барды всякие?
- Песенники, народники, звездочёты и исследователи
слова, при наличии поэтического духа, попадают с
натяжкой во вторую группу. Блаженные и
революционеры - в первую. Иногда некоторым удаётся
перемещаться в тех же рамках, но в любом случае -
сумасшедшие и шаманы. Ты подумай?
- Я подумаю.
 
20.04.2007
Запланированные чудеса, или беседа с Игорем
Алексеевым 20 апреля 2007 года (часть первая)
984
Сегодня я застал Игоря у его матери на квартире за
чтением большой подборки стихов.
- Пятьсот стихов, пятьдесят анонимных подборок.
Вот, приходится участвовать в жюри. Дважды
отказывался – дальше нельзя. Мы говорили с тобой о
цеховых правилах. Вот они-то и не позволяют…
- И обнаружил кого-нибудь?
- Одного. А прочитал огромное количество текстов.
Уже половину. Здесь всё просто – ставлю балы. А
один автор понравился. И одно стихотворение...
абзац полный!
- Уже дело. Я хотел тебя для начала поздравить
тебя с очередным достижением – попаданием в
лонг-лист «Большой книги». Хочется отметить, что
это энное достижение только-только начавшегося
года. После дуплетного сообщения о готовящихся
подборках стихов и прозы в «Новом мире», появления
странички на Би-Би-Си…Чудо?!
- Спасибо, Андрей. Чудеса запланированные.
- Начиная с «Желтой тетради» датированной 2002
годом, твои поэтические успехи (а теперь и успехи
прозаика) набирают оборот с мощной прогрессией.
Сегодня я передал тебе недавно выпущенную книгу
одного нашего московского товарища, интересного
автора… Сделал он себе такой подарок к серьёзному
юбилею. Так получилось, что в виде книги, а не
отдельных подборок, это случилось для него в
первый раз. Вопрос такой: имеет ли значение для
силы интереса к автору своевременность его
появление? И сразу вкуппе вопрос номер два: думал
ли ты, что события по вниманию к твоему творчеству
будут развиваться настолько стремительно?
- Вербализировать себя, как стихотворца, очень
сложно. Есть риск поломки сознания. И у меня это
произошло не в 2002-м, а в 89-м, в двадцать семь
лет, когда я впервые появился своими рукописями в
книжке «Погода на февраль». Как видишь, разница в
отсчёте – тринадцать лет. Это была первая заявка.
У пишущего всегда есть, тайная сверхнадежда, что
он добьётся какого-то признания. Для меня
признание, как таковое, если оно существует,
является не угождение своему тщеславию, а
определение моего уровня профессионализма, прежде
всего (или уровня мастерства, что почти одно и
тоже).
А тогда, двадцать семь лет у меня появилась
сверхнадежда, что когда-то наступит время, когда
мои стихи будут напечатаны в серьёзных журналах.
Однако говорить о таких площадках, как «Знамя» и
«Новый мир», я даже думать не смел. Всё случилось
само собой. Но чудо должно быть подготовлено.
- И нужно к нему прийти своими ногами?
- Для чуда необходим материал. Причём большое
количество материала. И он был. А внутри материала
должна быть определённая ровность. Там не должно
быть провалов и пробелов. Уровень мастерства
определяется стабильностью. И для меня очень
важный момент, что первое стихотворение в
«Знамени» было как раз из той серии стихов, что я
написал в двадцать семь лет. Для меня было крайне
важно, что я ещё тогда наступил точно на педаль.
- Разрыв одной подборкой был ликвидирован. А
тогда нельзя было бы продолжить?
- Опуская личную готовность, скажу, что ещё одним
очень важным моментом для выхода
является состояние страны к возможности
напечататься. Сейчас напечататься легче. Уверен на
триста процентов, что все мои стихи, начиная от
«Желтой тетради» и дальше, в советское время были
бы просто зарезаны. И моё место было бы в
андеграунде.
Отвечая же на второй твой вопрос, скажу, что я не
думал – я надеялся.
 
20.04.2007
Запланированные чудеса, или беседа с Игорем
Алексеевым 20 апреля 2007 года (часть вторая)
983
- Игорь, а нужна ли поэту раскрутка? Должен ли он
сам что-либо предпринимать?
- А как же! Позиция уверенного в себе автора
должна быть активной. Нужно идти самому на
всеобщее обозрение: тащить стихи редакторам
журналов, вывешивать их на сайтах, и требовать
обратной связи. Если тебя выпихивают из редакции,
если твои стихи не подходят – это уже результат.
Не отрицательный результат – просто ты не вошёл в
контекст этой редакции, не попал по своему адресу.
Я отдавал, например, подборки в «Звезду», «Орион».
Их завернули. Я ничуть не огорчился.
- Какой интерес должен быть у писателя к
Интернет пространству?
- Сейчас писатель не имеет право его
игнорировать, Интернет пространство - это
серьёзная территория для получения той же самой
обратной связи. Ты не только можешь, ты должен,
вывешивать свои стихи на сайтах. Это близко к
публичному выступлению. А публичные выступления
необходимы, чтобы опять же видеть, как люди
реагируют на твои вещи. Здесь всё демократично и
по-честному.
- Литературные порталы, как известно,
принадлежат какой-то группе людей (или одному
человеку), и в них, как и везде в жизни (в
политике, в пирамидах чиновниках, крупных фирмах…)
присутствует понятия субъективности и продвижения
своих?
- Когда ты вывешиваешь, что-либо на сайт, ты об
этом не думаешь. Я вхожу туда без спроса, и выхожу
из него без спроса. Я думаю – это и есть, свобода
и демократия. Конечно есть регулируемые сайты с
очень жесткой системой, но не стихотворные,
которые больше напоминают проходной двор. Главное,
что я могу без спроса вывешивать любое своё
произведение.
- И ты думаешь, авторы сайта не должны быть
заинтересованы сделать из проходного двора, город
с улицами и регулированным движением?
- Я знаю, что попытки такие были, но они всегда
проваливались. Специализированные сайты «великих»
обречены на вымирание.
- Да, Игорь, мы об этом один раз уже говорили:
уход писателей с сайта приводит к уходу их же, как
читателей, и их читателей в чистом виде. Но с
другой стороны, существуют всякие там рейтинги,
значки принадлежности к группе профессионалов? Ты
обращаешь на это внимание?
- Предельно равнодушен. Абсолютно! Мне нравится
фраза: «Рукопись на стол!». Регалии создаёт и
приобретает сама рукопись.
- А как тебе понятие - «народного поэта».
Недавно был юбилей нашего земляка – поэта
Палькина…
- Сложный вопрос. Знаешь почему? Тут включена
конкретная финансовая составляющая. Ибо, если ты
литератор и много делаешь на поприще литературы,
тратишь на это время, то должен что-то в каком-то
соответствии получать. Это трудноосуществимая
задача (причём, во всём мире). Я с
настороженностью отношусь к слову «нет» в такой
ситуации.
Мужик обязан зарабатывать деньги. А если
говорить о Палькине, то некоторые стихи на самом
деле с годами стали народными. Они вошли в песни
народные и поются за русским столом. А мать его
была профессиональной «плакальщицей». А
плакальщицы – были народными поэтами настоящими.
Так что мы подошли к вопросу генетической части
любого феномена.
- Игорь, давай завершим предыдущий вопрос:
правильно ли я понял, что ты приветствуешь любые
регалии, адресованные к тем людям, которые
занимаются поэзией?
- Да. Поэт существо в основном голодное, но
давать ему спокойно умереть нельзя! Поэты - это
такой же ресурс любой страны, как нефть, руда… Они
- её сознание, генофонд. И когда ресурс
транжирится, погибает или вывозится за границу,
это уже неправильно. Стране – это должно быть не
выгодно.
 
20.04.2007
Запланированные чудеса, или беседа с Игорем
Алексеевым 20 апреля 2007 года (часть третья)
982
- Давай, Игорь, поговорим немного о естественном
возрастающем сопротивлении при любом продвижении
вверх. Касается это и литературного сообщества.
-Это нарастающее сопротивление, прежде всего,
располагается в голове автора. Меня лично, каждая
одолеваемая ступень парализует. Сейчас, например,
после последних успехов нахожусь в этаком лёгком
творческом параличе. Что делать в таких случаях?
Прежде всего нужно осмотреться и постораться
изучить с новых позиций мир вокруг. Что я,
собственно, и делаю. Надо перевести дыхание.
Если сказать прямо, то просто вырастает мера
ответственности за свои слова, мысли. И это
парализует. А внешних стен для автора, набирающего
обороты и постоянно вносящего новизну в своё
творчество, не существует. Если каждый следующий
блок, если каждая следующая капля крови, будет у
автора горячее и живее, то она прожжёт все
преграды на своём пути. Административное
замалчивание может затормозить тебя, но не
остановить.
- Насколько целесообразно затаиться в такой
момент, рукописи ведь не горят? Нужно ли создавать
«легенду» о себе при жизни?
- Повторюсь: «Писать в стол – самоубийство». Это
Генри Миллер сказал. Причина не показывать себя –
синдром боязни открытых пространств, боязни оценки
со стороны. А всё очень просто – оценили тебя
отрицательно, думай. Не надо считать себя умнее
других: либо ты пишешь ерунду, либо повторы, либо
банальности, либо твоя территория давно уже занята
другими.
- А есть ли в твоём понимании какая-то половая
привязка к уровню поэзии? И как правильно говорить
о женщина: поэт или поэтесса?
- Слово поэтесса я в своём лексиконе не
употребляю. А вопрос общий и хороший. Знаю, давно
ты его готовил. Постараюсь ответить полно.
Можно ли по стилю и характеру изложения отличить
женский стих от мужского? Практически нет. Почитай
современные анонимные подборки, и убедишься в этом
сам. Пошли дальше – наконец-то ты находишь в
тексте местоимение. И часто удивляешься, когда
появляется «Она». А ты абсолютно уверен, что
должен произнести эти слова «Он».
- А ты ведь знаешь, Игорь, что часто женщины
пишут от имени "Его" (от лица поэт), а
иногда и мужчины пишут стихи, где он не
"Он", а "Она"?
- Вот мы и слегка запутались в местоимениях и
подвели первую черту: разницы в средней, скажем
так, не очень сильной поэзии, не существует.
Другое дело - тематика раскрываемого. Они отчасти
различаются. И объективно, что больше мужиков
поэтов, которые оставили после себя значительный
след. Причина? Мужчины всё равно грубее и блоки,
которые они обрабатывают, литературные камни,
тяжелее по смыслу. Женщинам и без них непросто.
И ещё один момент. Когда дело доходит до
катарсиса, когда человек теряет своё лицо,
разобраться в голосах достаточно легко: мужчина
издаёт характерный рёв, а женщина отчаянный визг.
Последнее. В женские стихах, в своём среднем
количестве больше карамели, хотя мужских стихов с
такими же вскусовыми пристрастиями тоже
полным-полно. Если говорить обо мне, то я ненавижу
этот привкус в стихах. И он является явным
признаком графомании.
- А для противопоставления ненавистной тебе
карамели скажи, какие они должны в быть?
(Игорь, ненадолго задумался)
- Кирпичами, ломами, гранатами..., а не кусками
расплавленного сахара. А если удастся создать
атомную бомбу, то создавай! И тогда наступит
прорыв.
- Но очень трудно создать атомную бомбу,
взорвать её и не погибнуть?
- Да, Андрей, прежде всего она взрывается в
твоей голове. Поэтому – ты постепенно становишься
сумасшедшим.
- Здесь неплох, как приём, уход на время в
прозу. Чтобы не стать реально сумасшедшим, или не
погибнуть.
- Либо остановиться, пройтись, как ты говоришь,
в какую-то другую сторону. Дело в том, что на
самом деле, если внимательно разобраться, стихи
невероятно благодатная вещь. Элементы этики и
эстетики регулируют заряд. Может мы, изначально не
угадали со сравнением. Может это и не бомба
совсем, а Вселенная!
Главное, что я точно знаю - все стихи глубоко
позитивны. Инструкции в стихах на уничтожение не
напишешь. Даже выходя на самые страшные и тяжёлые
темы, они несут людям добро. Злых стихов просто не
бывает!
 
20.04.2007
размышления о своевременности
981
Книга, как любой плод, может перезреть. Ты
пытаешься её исправить, переисправить, добавляешь
и убираешь новые главы. Опасно. Надо успевать до
того, как плод падает. Надо стараться отдать его
свежим.
 
20.04.2007
разница
980
Для поэзии важна тема и ритм. А для прозы
достаточно, чтобы пришло настроение, мысль, и даже
просто было время на работу, когда ты создаёшь
конструкцию ежедневно, как любой специалист своей
профессии.
 
19.04.2007
землячка
979
Землячка Оля не сумела пересчитать с американского
на наше время и позвонила в четыре утра. Страшно
не люблю с определённого момента ночные звонки.
Боюсь их.
Добежал до телефона – проснулся. Оля
несколько лет (перед бегством в Америку) дружила с
моим сыном, была членом нашей раздробленной семьи.
Говорим. Не понятно кто кому советует. Голос у неё
изменился – повзрослел. Повзрослеешь тут на земле
не простой и злополучной. Кто из нас взрослый?
Успокаиваю, договариваемся продолжить разговор в
следующий раз. Прощаемся, землячка.
 
19.04.2007
землячество
978
Заехал на работу проездом из Москвы в Энгельс Юрий
Григорьевич Проскуряков: поэт, прозаик, личность
многогранная, энциклопедический знаток нескольких
поколений и всех возможных теорий о нашем городе.
Обнялись, расцеловались, я поздравил его с
прошедшим юбилеем.
Юра заехал с женой и подарил мне и Игорю Алексееву
наконец-то в 25 экземплярах изданный («иначе не
будет библиофильской редкостью») его первый
сборник «Плачи и голоса заживо погребённых».
Говорили об уникальности нашего города, в котором
ничего не происходит и поколениями правят одни и
те же семьи (я называю какую-то известную фамилию,
а Юра тут же вспоминает отца или деда с
должностями и регалиями).
- Здесь ничего и не будет происходить – город
такой. После войны ещё при Сталине тут похоронили
одного НКВДэшника - главного палача. Так его в то
время(!) три раза из могилы кто-то выкапывал, и за
ноги подвешивали. Мне его дочь рассказывала.
Юра знает все истории о городе, начиная с
греческого Гелона.
Я рассказал ему о планируемом фильме про Игоря с
участием известных (уехавших, или не уехавших
земляков), как бы расширяя, таким образом город,
показывая его через стихи одного поэта, но в
разных местах.
- Это же моя идея?!
- Как угодно. Главное, чтобы она состоялась.
Надо отметить, что с Юрием Григорьевичем мы на
самом деле много наговаривались раньше о ценности
для России Саратова людским ресурсом и о наших,
разбросанных по всему миру, земляках.
 
18.04.2007
неясные повтроры
977
Маленький Лермонтов страдал малокровием, на теле
его сияли болезненные язвы, ходить он научился
лишь к трём годам. Это не помешало Михаилу
Юрьевичу оставить неоценимый вклад и
самореализоваться к двадцати семи годам (когда он
и погиб на дуэли с Мартыновым) в поэзии, прозе,
живописи, музыке...
В честь Лермонтова в районе Минеральных Вод
назвали маленький современный город, который был
построен у горы в штольнях которой в советские
времена начали добывать урановую руду. Руда
иссякла и город неминуемо превратился в
заброшенный спальник. Хорошо ещё, что расстояние
до других санаторных центров, в силу географии
района, оказалось незначительным.
 
18.04.2007
никто не знает когда
976
В жизни есть ключевые моменты, когда ты решился,
сделал, переиграл, стукнул по столу, вышел... То
есть совершил. Есть и такие же с приставкой не. Не
знаю, как вас, но меня они интересуют и достают
больше. Я пытаюсь к ним вернуться. Осознать
почему? Попытаться раскрутить мысленно, что бы
могло произойти, если бы я всё-таки поступил
по-другому? Жизнь сложилась бы по-другому?!
Их на самом деле не может быть много -
таких свершённых (или не свершённых) поступков.
Вот я стараюсь спокойно и вдумчиво (а не
с юношеским запалом) объяснить своим
друзьям-партнёрам о нашем юридически-моральной
безответсвенности при слияние одной из веточек
нашего бизнеса. Я спокойно объясняю неграмотность
нашего подхода и все через диспут соглашаются.
Случись это так, я бы не стал придумывать новые
приключения, совершать неимоверные круги по жизни,
создавать и уходить, браться отчаянно за не свои
ноши, биться о новые стены и хитросплетения...
Другой случай. Вот я нахожу в себе силы
и время в Таиланде, и подымаюсь с сыном на
спаренном парашюте в небо. После этого мы садимся
напротив на пляже и говорим о жизни взрослых
мужчин. О жизни мы говорили достаточно и
однообразно, но на парашютах так и не слетали. Сын
уже вырос, время совместных полётов ушло.
Дальше несколько без связи. В последний
понедельник отдыха в санатории в шесть утра я взял
полотенце, чтобы искупаться в каменной раковине
слива источника под Провалом. Очень хотелось.
Приеду ли сюда ещё? Всего-то и надо - встать
пораньше, быстро раздеться, скинуть рукой два
плавающих ночных бычка из раковины и залезть в
тёплую воду родника. Ничего не меняется. Дождик
моросит, весенних птиц за бурным потоком почти не
слышно. Но ты это сделал. Сделал, как задумал и
как захотел!
 
18.04.2007
Маленькое интервью с Игорем Алексеевым по
возвращению в Пылевоград 14 апреля 2007 года
975
На отдыхе меня начали терзать некоторые сомнения:
кому нужны наши доморощенные интервью? Это всегда
так – как только выбьешься из плановой нагрузки,
начинаешь занудствовать и не по делу размышлять.
На самом деле мы пока даже не бумагу переводим, а
говорим о поэзии и жизни в простой и доступной
форме: провинциальные разговорчики в начале
двадцать первого века, типа - поэт берет интервью
у поэта. Надеюсь, что так. Раньше мы
наговаривались для себя, а теперь некоторую часть
выдаём в открытую. Кто не хочет, тот не читает.
Так как мы давно не виделись, то сначала
рассказали друг другу о свежих новостях. Игоря с
подачи Тимура Варги, приняли на работу в на ВВС,
он каждый день увеличивает объём для второй книги
прозы, состоящей из трёх блоков: сказок,
метафизических рассказов («Мемории») и
сюрреалистических новелл («Блок на Би-Би-Си»). Я
рассказал о моём Пятигорске. О куцем месте дуэли
Лермонтова с Мартыновым. О исполненном в конце
моего пребывания, желании утром искупаться в
открытой чаше слива под Провалом, чтобы послушать
небо и птиц. Но, когда вода бурлит, птиц не
слышно! О запущенности и избытке в степях, лесах,
и вокруг наших санаториев мусора. О…

- А сейчас вокруг ничего не вижу?
- Но ты работаешь, Игорь, каждый день. И нам
скоро подтянет под полтинник, а Лермонтов успел
(делаю известные мне перечисления прозы, стихов,
живописи) к своим двадцать семи… Как ты, кстати,
относишься к понятию «исписался»?
- Такого понятия для меня не существует. Ибо
жизнь настолько разнообразна, что это невозможно.
Исписаться нельзя. Можно остановиться и сделать
паузу. Правда, бывают разные паузы: один день или
несколько лет. Один наш знакомый двадцать лет не
писал стихи, а сейчас вступил в роль критика.
Может и стихи пишет. По-разному бывает.
- Но бывают, Игорь, не паузы, а переходы из
поэзии в прозу… Я тут эмигрантов на отдыхе
перечитывал. Как тебе строка Ходасевича: «И,
каждый стих гоня сквозь прозу, вывихивая каждую
строку…» (стихотворение «Петербург», 1925г.)?
- Для того, чтобы написать прозаический текст
достаточно сесть за компьютер, обозначить болевую
точку (или несколько точек) и записать любым
образом: корявым, путным или не путным. После
второго-третьего абзаца проза сама потечёт.
А прихода стихов теперь, я жду, как природное
явление. Я жду прихода, и я их не пишу. Я их
просто записываю. Они рождаются за пять-десять
минут. Поэтому-то всё чаще они называются
экспромтами.
- Другая форма слова меняет подход?
- Андрей, проза меняет подход к стихам. Ты
понимаешь, что не то что пришло тебе в голову
является правильным, а необходима борьба со
словом, борьба с противоречиями. И тогда ты
отслеживаешь в поэзии каждую запятую и при этом
позволяешь намного больше вольностей. Если всё
объединить, то получается простой вывод: проза –
раскрепощает стихи. В стихах ты уже не заботишься
о создании и фабуле.
- Всё что нужно подробно ты скажешь прозой?
- Договорю. Проза позволяет быть стихотвором
более метафоричным и менее аллюзивным. Весь
осадок реалистичности остаётся в прозе. Проза, как
праща. Стихотворение улетает, а проза остаётся с
тобой.
- Получается, Игорь, довольно банальный вывод о
наличии разных взаимодополняющих искусств.
- Правильно! И меня недавно очень одобрил один
маститый человечище, прочитавший несколько
последних моих новелл. Знаешь чем? Он просто
бросил короткую фразу: «Это стихи!»
- Остаётся только правильно их оформить.
- Я. думаю, это не так существенно.
- Имеет значение, но я согласен, - наверное,
это не главное.
- Главное, чтобы наши произведения не мешали нам
жить!
Невооруженным глазом стало понятно, что Игорь на
сегодня устал. И мы договорились встретиться через
неделю и продолжить тему, если не случиться
какая-нибудь оказия.
 
17.04.2007
диалоги с Владимиром Лозинским о профессии
974
- Не называй меня больше продюссером.
- А как, режиссёром что-ли?
- Режиссёром ещё хуже.
- Руководителем темы подходит?
- Да, руководителем темы. Супер!
- А ты знаешь, что ты мог быть обладателем
уникальной профессии?
- Какой?
- Мне трудно выдать одним словом, но смысл в
том, что более уникального и точного выдумщика
названий книг, фильмов... в короткий промежуток
времени я не встречал. Вот и сейчас в часовом
разговоре ты родил их несколько. Ты Вов,
назвальщик.
- Креатор что-ли?
- Пусть будет креатор...
 
17.04.2007
двойная оценка
973
Пришёл друг - выпил литр виски, постепенно забрал
весь вечер... Какой же я стал жадный на время.
Пришёл друг, давно не виделись и наговорились
вдоволь, узнали друг о друге и о наших знакомых
много интересного, вернулись к совместным планам,
выдали несколько свежих искромётных фраз, говорили
о поэзии не пошло, о фильме об Игоре с
задействованием знаменитых земляков в разных
уголках земли...
Просто я веду лаконичный дневник и в нём вчера
стояла цифра "156", а сегодня утром
"155".
 
16.04.2007
маска величия и спесивости
972
Самый простой способ избавиться от страха.
 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | дневник