на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
 'Стихи'
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
 Дневник
 
Полезные ссылкм   

ДНЕВНИК

11.03.2007
Интервью с Игорем Алексеевым о
бизнесменах-писателях и не только
10 марта 2007 года (часть третья)
895
Скажу, что эксперимент нас не удивил. Литературный
провинциальный боссик, навыдумывал блеклые и
смешные причины нашего отсутствия. Нас не позвали,
потому что не позвали. (Меня вообще отправили
мысленно в Питер). Игорь говорит по телефону
прощальные хорошие слова и завершает бессмысленные
привычные реверансы.
- Ну, вот мы и подошли к самому интересному: как
вообще ужиться в нашем обществе поэту-бизнесмену.
Я не спрашиваю – зачем это бизнесмену? По факту –
как?
- Ты же знаешь, что мы попалив настолько мощный
слом сознания, что надо раскручивать издалека. Кто
такой в России бизнесмены? Купцы, дельцы.. и
прочие вла-дель-цы. Кто это в обывательском
понимании? Хапуги, твари бесчувственные, идущие по
головам. Убийцы. Сформирован отрицательный образ,
который , кстати, многие бизнесмены и поддерживают
своей жесткостью, беспринципностью… Общество
бизнесменов ненавидит. В стране не создан образ
жизни, где каждый стремится к своему миллиону. А
человек, у которого есть свой миллион? Заметь, что
все бизнесмены общаются исключительно в своём
кругу, и даже в своём пласту денег: олигархи с
олигархами, миллионеры с миллионерами… Они стали
изгоями у населения. Государство то же недолго
считало их опасными, но быстро сумело их приучит.
Как приучить? Примеры известны. В любом случае,
бизнесмен – личность изначально в поле зависти. А
в среде людей плохо социально адаптированных
(бедных поэтов), бизнесмен – пишущий, просто с
жиру бесится. Ему никто не верит. Его самые
проникновенные стихи не достают. Правда у нас
уважают того, кто сильно бьёт. Поэтому, когда я
заколбасил «Командир Пентагона» от своего имени
бизнесмена, я не только эпатировал публику, я её
бил, защищая свои интересы. Возник страшный зажим.
Группка богатых людей ничего не поняла. Пресса
разразилась, что великовозрастные дядьки, решили
позабавиться слегка стишками. Но осталась и
по-прежнему существует напряженность. Хорошо, что
есть друзья из другого теста. Им всё равно. В
Москве по-другому, а Саратов же маленький
провинциальный город. И если ты бизнесмен – ты не
поэт. Либо бери скандальной известностью, стебайся
не стесняясь в выражениях. И это останется до тех
пор, пока не будет государства с устойчивым
толстым средним слоем.
- Получается, что активный бизнесмен и активный
поэт в одном лице одновременно не воспринимается,
и странно, что вообще в наших лицах возможен? А по
времени, можно ли сочетать настолько энергоёмкие
занятия?
- Бизнес с поэзией – можно. Бизнес с прозой –
нельзя. Поэзия компактна и требует только
настроения. Ну, немного мастерства. Талантливые
люди быстро находят способы попасть на заветные
тропинки. Срабатывает «двойной» мозг, позволяющий
даже на планёрках, везде, крутить и выводить
нужную строчку, строфу… Проза же требует не только
специальной подготовки, но требует невероятного
напряжения. У меня перед любой вещью случается
нечто близкое с истерикой. Даже короткая новелла
требует полдня, а в первой половине дня делаются
все дела бизнесмена. Получается, что прозу
параллельно и левой ногой не напишешь.
 
11.03.2007
Интервью с Игорем Алексеевым о
бизнесменах-писателях и не только
10 марта 2007 года (часть вторая)
894
- За два года твоего присутствия на сайте
«Литсовета» ты создал колоссальный разрыв в
рейтинге, а потом взял и обнулился. Почему?
- К этому времени я был уверен в своих
читателях.
- Но ты же не против, чтоб
ы их стало ещё больше?
(Мы говорим недолго о взаимосвязи количества
поклонников с переходом автора на качественно
другой уровень)
- Я объясню тебе причину. Всё просто. Наступил
момент, когда по рейтингу я в два раза стал
опережать последующих авторов. На Интернет сайтах
время от времени обвиняют некоторые авторы в
применении всяких компьютерных технологиях, в
накручивании рейтингов. И хотя я, конечно, этим
не занимался, чтобы раз и навсегда отвести этот
момент от себя, я убрал свой рейтинг вообще.
Количество моих посетителей не уменьшилось…
- Ну вот мы и вернулись к первому вопросу:
пробиться честным или любым путём – где эта грань?

- Существует несколько технологий «выйти в люди»:
напиться с главным редактором толстого журнала и
стать его другом… Но существует и чистый
эксперимент – прийти «с улицы» в толстый журнал и
если тебя напечатают, значит ты что-то стоишь.
Популярность в Интернете я не считаю пока
критерием, хотя и понимаю, что за этим будущее.
Да, попутно, - сайты, где ограничен вход для всех
(именами ли, публикациями…) не развиваются, и
более того, – они умирают.
- Они просто не имеют своих читателей-писателей,
а других читателей почти не осталось.
- А вот ситуация с толстыми журналами не
меняется. Они несут элементы предыдущего времени.
Даже запахи в коридорах те же. Толстые
литературные журналы являются определённой
вершиной. Для многих уже не являются. Для меня –
являются. Но судить об этом имеет право только
тот, кто в них уже напечатался.
- Можно же, наверняка, напечататься за бублики…
- Это на совести каждого журнала. И если бы я
узнал подобную информацию, я бы её озвучил.
- Где?
- Допустим в Интернете. Но факты подобные
недоказуемы, хотя и «борзые щенки» не исчезли.
- А вообще писателю нужно ли пробиваться?
- Писатель обязан достучаться. Это входит в его
обязанности. Существующие дороги известны – иди в
толстые журналы, либо в издательства к
профессионалам. Постарайся найти себе партнёра с
хорошим нюхом…
- А не бесит тебя наличие кланов? Тем более
писательских провинциальных кланов?
- Я всегда был сам по себе.
- Можно подняться в одного?
- Если ты пишешь хорошие стихи, тебя и так
найдут. И клан ничего не даст бездарю. Разве что
возможность выговорится. Собственно это происходит
со времён андеграунда. А андеграунд – жив!
- Но нас то не пригласили на последнюю большую
встречу в городе. Почему?
- Я думаю, что меня не позвали, потому что
считают, - я умер. А тебя? Интересно. Давай
проведёт эксперимент.
(Игорь берёт телефон и набирает со второй
попытки)
 
11.03.2007
Интервью с Игорем Алексеевым о
бизнесменах-писателях и не только
10 марта 2007 года (часть первая)
893
Сегодня мы в разное время съездили к Чудотворной
Феодоровской иконе Божьей матери, и потому встреча
состоялась у Игоря в доме ближе к вечеру. Днём
текли ручьи и весна на фоне пористого снега и
яркого солнышка, напоминала о себе непрестанно.
Вечер в саду у Игоря, больше давал повод подумать
о долгой и плодотворной зиме. В частности, я уже
не представляю суббот без наших регулярных
разговоров вдвоём, которые я с некоторых пор стал
записывать и обозвал, как интервью. У нас осталось
немало тем, и мы их опять перечислили сегодня:
тема Родины, жизни и смерти, художника в поэзии,
тема прозы, как последовательное развитие, тема…
- Игорь, где грань между тем, как автор
пробивается к читателю без ущерба в своей самости,
и когда он начинает заискивать, халтурить, врать,
лишь бы дорваться до популярности?
- Начну издалека. В Советском Союзе отдельных
избранных писателей издавали миллионными тиражами.
Происходило невольное зомбирование именем. Этакий
массовый гипноз. Психоз…
- Я немного не об этом. Как попасть в список тех
ли, или современных избранных? Все ли способы для
этого допустимы?
- Проще на примерах. Я знаю, что Бродский не был
среди известных в стране. И если бы он не был,
феноменально сильным человеком, он бы спился или
повесился. Высоцкого, та же система загнала в
угол, сделала наркоманом. В конечном итоге, ни
одной чисто антисоветской песни, он не написал.
Или подобно Галичу – тюремные. В конечном итоге
талантливейший драматический актёр, талантище,
получил форму клоуна. И стал писать сказки-пародии
в стихах. А тиражируемые поэты писали на неопасные
темы. И самое главное, что от них добивались –
отсутствие неконтролируемых эмоций. Сейчас
ситуация, кажется, изменилась, Ты можешь писать
всё, что угодно. Но куда деть страх перед
многовековой опричниной? Страх сидит в каждом из
нас. В нас отсутствует железа свободы. Мы не пишем
– мы мимикрируем. К тому же последние сто лет
жизни под пистолетом, позволяют говорить, что
настоящая поэзия закончилась в начале ХХ века. Мы
пишем агитки. Все без исключения. Агитки в широком
смысле: агитки о любви, агитки о Родине.… У того
же Окуджавы полно благонадёжных стихов. За одну
только песню о комиссарах в пыльных шлемах, он
стал неприятен андеграунду. Все мы занимаемся
бегством от собственного страха, болтаемся в
промежутке непонятном. Все мы боимся на генном
уровне, как боялись наши родители. Как боялись
наши деды и бабки…
- Какой же выход? Писать в стол?
- Генри Миллер озвучил, что писать в стол – это
самоубийство. Но и страх сидит в каждом человеке.
Причём, только сам пишущий знает, как он продаётся
в каждом произведении. Мы не просто стихотворцы –
мы солдаты на этой войне борьбы со страхом.
Пушечное мясо.
 
10.03.2007
о юбилеях
892
Десять мы не помним. В двадцать, как взрослые. В
тридцать - впервые: "Неужели?" Сорок
наши мужчины теперь не отмечают. Неожиданный
полтинник приходит на "вот те на!" К
шестидесети в среднем мы теряем половину. К
семидесяти - две трети. Дальше записи
обрываются...
 
10.03.2007
победа
891
Мы опять сегодня выиграли. Два мяча из трёх забил
загоревший в Египте Димка, один - выздоровевший
после гриппа, Вовка. Мы с Андрюшкой остаточно
дохали после болезни и выходили мало. И ещё, было
приятно отзвониться двум Сергеям: первому,
сидящему в самолёте на Италию, второму -
обозревающему на горке солнечную Красную Поляну.
Возвращайтесь парни - будем играть дальше вместе!
 
10.03.2007
ровесники
890
Вечером неожиданно звонком в дверях появился наш
сосед с десятого этажа, а за ним подтянулись: его
друг - мой давний товарищ, и их жены. Кроме
братаний с непьющими, оказалась показательной
топка камина и обсуждение аэробических и прочих
свойств, созданного мною пространства. Удалось и
отметить, что пришли мои ровесники. Одногодки. Эти
взрослые дяди - мои ровесники?! Ничего не понимаю!
Астра лишь выдохнула, когда гости разошлись:
"Я бы с ними жить не смогла..."
А так - хороший вечер и очень добрые
открытые немножко пьяные русские люди. Спасибо,
что пришли!
 
10.03.2007
новые навыки
889
Умение выстаивать в пробках города и не срываться
в остаток времени на близких и подчинённых.
 
09.03.2007
седьмого вечером
888
Седьмого вечером нас собрал Сашка-банкир и
Влад-олигарх на совместный просмотр фильма.
Подтянулась, приглашенная часть, привычного
"вышесреднего" класса, города. Выпили,
пообнимались, женщин порасцеловывали... А название
фильма не запомнилась - какая-то весёлая
голивудская дрянь, видимо...
 
09.03.2007
дочь
887
Последнюю поздравил дочь утром: она в каком-то
канадском клубе, хохочет, говорит, что сдала
несколько экзаменов на отлично. Что мне ещё надо?
 
09.03.2007
когда мы добрались до самых подвалов, снизу
постучали
886
Знаю даже всех нищих на наших дорогах. Разницы нет
на кого они мёрзнут-работают. Всегда вспоминаю
школьного друга - художника Лёшку Батусова,
который из пустых карманов выковыривал медяки.
Есть кому ещё хуже.
 
09.03.2007
темпо, темпо...
885
Договорились летом (в саду у Бакуткиных), осенью
(в Паланге на мой юбилей) снимать кино. Что
снимать - мнения разделились. Нужно срочно писать
пьесы. Пора написать всё!
 
09.03.2007
до того
884
Пока не болеешь, думаешь совсем о других
проблемах. Думаешь, что это проблемы...
 
09.03.2007
стыдно
883
Не доехал в праздник до друга, не задал вопросы,
не посидел рядом ни о чём... Ощущение
недоделанности дня и стыда. Почему? Женский день,
кажется...
 
08.03.2007
справа - Джонленнович
882
Он спит у меня под правым плечом - маленький рыжий
тёплый комок нежности. Конечно, есть проблемы
отмывания его грязных лап после улицы, более
частой смены постельного белья...
Но последний год маленькая умная собачья
субстанция всю ночь прижимается к моему правому
боку. В этом что-то есть.
 
08.03.2007
диалоги (об порочной наследственности)
881
- А это ещё зачем?
- Я же к тебе опять приду!?
- Приходи просто так. А это забери. Я в доме к
посту специально нормальный алкоголь уничтожил.
- А ты в чай-кофе по ложечке добавляй.
- Я так не умею. Я потомственый алкоголик.
- Да не ври ты.
- Кто врёт-т-т?
(Пулемётная очередь по невыпитым ещё бутылкам)
 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | дневник