на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ДНЕВНИК

16.01.2007
лёгкая смена привычек
773
После двух месяцев бесснежной зимы - эта тема в
разговорах потихоньку исчерпывается. Ну нет зимы,
ну нет снега, ну Волга не встала и пролетели в
ожидании, хоть каких-то морозов лыжники,
хоккеисты, рыбаки, продавцы сезонные... Человек -
cущество приспосабливающееся, причём достаточно
быстро.
 
15.01.2007
Импровизатор (рассказ)
772
Моему другу, Игорю Алексееву,
с любовью и в день рождения

- Не могу начать. Если попробовать
рассказывать вам свою жизнь, то получится, как-то
неправдоподобно. Мне проще вам сочинить
что-нибудь. Дайте тему, несколько слов. Можете -
обрывок мелодии. Можете какую-нибудь вещь
показать. Мне достаточно…
- Я знаю! Я встречался с вами здесь, более
года назад. Вы мне написали тогда за час шикарный
рассказ. И что удивительно – почти всё в нём,
правда. И что более удивительно - всё обо мне.
- Да, странно. Я не помню.
- Как вам упомнить. Вы же здесь каждый
день?
- Каждый.
- И каждый день вы пишите новую историю.
- Почти. Бывает редко, что заказчиков нет,
но я всё равно пишу. Хотя чаще находится
один-другой. У меня и регулярные поклонники есть.
Человек семь-восемь…
- Они оплачивают вам счёта?
- Я ем мало. Пью, с некоторых пор,
умеренно. Знаете, однажды за день я написал
одиннадцать рассказов, восемь стихотворений и три
новеллы. С третьего заказа я всегда прошу
деньгами. Сколько дадут. В тот вечер я уехал
отсюда на такси. Мне показалось тогда, что я стал
знаменитым писателем…
- А вам кто-нибудь говорил, что вы
гениален?
- Много раз… Но о том, что автор гениален,
может знать только сам автор.
Немного странный разговор, происходил в
питерском уютном ресторане. Мужчины сидели за
маленьким столиком на двоих. Тот, кто справа, по
легко просчитываемой стоимости элегантного
костюма, по монолитности и значительности фигуры и
по чистому покрову головы, явно походил …на
состоявшегося ныне, «сквозь войну и ненастья»,
крупного русского бизнесмена или банкира. Тот, кто
слева, по мягким размытым линиям свитера и не
первой свежести вельветовых брюк, худобой и
длинными седыми волосами, с ходу попадал в
продвинутую и широкую группу местных
«художников».
- А вы попробуйте. Рука же не онемеет. Я
обещаю оставить всё в тайне. Пишите не
задумываясь, как обычно. Да и, допустим, я заплачу
вам двести баксов.
- Вы же понимаете, что дело не в цене?
- Я понимаю. Поэтому ставку поднимать не
буду. Зачем?
- Вам не интересно, чтобы я что-нибудь
придумал? Вам не интересно знать что-то помимо
этого серого дня… над Невой?
- Мне не интересно. А чтобы как-то вас
завести, заинтересовать, я покажу вот эту толстую
папочку.
Мужчина развязал большими пальцами белые
тесёмки и выложил перед художником четыре-пять
сотен листов, исписанных мелким и уверенным
почерком.
- Что это?
- Это ваше. Часть. Часть ваших творений,
написанных за этим столиком. Есть ещё две папки,
но я их я не принёс - думаю, вы и так поверите?
- Ах, вот оно что. А я думал хозяин…
Художник тут же вспомнилась вся
заточенность местных официантов, выхватить у него
из под носа исписанные листки, убежать с ними в
чрево ресторана - в недосягаемую для него зону, а
потом вернуть первоисточник с приговоркой -
«сохранили для истории».
- Может я и есть – хозяин?
Художника слегка дёрнуло. Полтора года
неизменно, как на работу, да, именно – на работу,
ходил он в этот ресторан. Столик, за которым они
сейчас сидели, был «отвоёван» его ратным трудом и
медленным превращением в местную
достопримечательность. Конечно, он был не
памятник, не барельеф, но рассказы-стихи созданные
им из ничего, мгновенно, очень любили. А некоторые
продвинутые читателей могли вполне приблизиться,
дотянуться до смысла, понять суть. И в следующее
посещение дать задание позаковыристей. Многие
приходили сюда вновь и вновь из-за него…
- Я не пишу свою историю.
- Я знаю, но можно же попробовать?
- А зачем вам это? Даже не так. Давайте я
спрошу сначала о том, - нравятся ли вам мои
произведения.
- Ну, если бы не нравились, я бы не
собирал.
- Логично. А можно спросить – зачем вы их
собираете?
- Спросить можно, ответить сложней. Вы что,
считаете - они могут быть так легко утеряны?
- Не знаю. Я не задумывался. То есть
задумывался, но значительно раньше. Да… И всё-таки
– зачем вам они, вам?
- Во-первых я всё это прочёл, - «банкир»
красиво махнул на лежачую перед ним папку. Это же
ваше предложение: « Но в славе, которая к нему
неожиданно пришла, он уже не нуждался.»
- Моё…
- Или : « Импровизация освобождает
подсознание, а воссоздание прошедшей жизни всегда
намечает оттенок грусти. Вспоминая и радостное, и
тяжелоё – ты всё равно грустишь по утраченному
времени».
- Наверно, моё. Я всё не помню…
- А это: « Собственно я умер давно.
Сопровождение слов из моего теперь
нефункционального тела необходимо лишь для
производства тех забытых слов из давно, тех
забытых чувств из давно, которые я не успел тогда,
в давно зафиксировать, потому что был по
настоящему занят…»
- А вы тоже из Давно?!
- Вот именно. И мы могли с вами сидеть на
одной парте в школе, например.
- Ну нет! Я всегда с девочками сидел.
- Я образно.
- И я, - художник ухватился за случайную
спасительную для него фразу. Просите меня,
пожалуйста, но лучше не заставляйте писать о том,
что я теперь почти не помню. Удивительно, но я не
могу начать писать только об одном – о моей
прожитой жизни.
- О нашей.
Мужчины выпили по сто пятьдесят грамм
водки, закусив исключительно малосольным огурцом.
Трёхкратно расцеловались. Папку банкир забрал с
собой.
Возвращаясь, домой, художник обнаружил в
кармане своей куртки две стодолларовых купюры и
копию доисторической фотографии, с двумя
улыбающимися мальчишками - первоклашками. Тот,
кто был на ней слева, уж очень был похож на него…
 
15.01.2007
прозопроблемы
771
Если, как "выдавать на гора" стихи не знает никто, даже сам
автор, то с прозой такой номер не проходит. Пять человек мои первые
рассказы прочитали - пятеро дали советы. И каждому, для начала, не
дашь вводную: не я там за главного героя. Не я.
 
15.01.2007
совет бывалого
770
Если тебе дают полетать утром во сне, не отказывайся.
 
15.01.2007
Не верю (стих)
769
Мне друг наладил пистолет
Я попросил, а он наладил
Не потому, что мы в разладе
Впервые так за много лет

А потому, что думал он
Окажет мне, больному, помощь
Вокруг враги, а я, как овощ -
В делах, замученный бизон.

- Что ж, ты не пробовал стрелять
В больших бизонов на рассвете
Да я не вру – есть на примете
Усталый, не способный лгать

Бывает глупо, вопреки:
Проснулся – стрельнул спозоранку
И жизнь попёрлась наизнанку
Стреляй внимательно…
- Беги…
 
14.01.2007
диалоги
768
- И что ты можешь сказать о работе?
- Работу надо просто работать.
- А если речь идёт о писателе?
- М-м-м... Писателю нужно просто писательничать.
- Дело в регулярности?
- Именно. Больше ни в чём!
 
14.01.2007
совет себе
767
Единственный способ не заходиться по пустякам, не мучиться ночью от
ощущения, возможного несколько преждевременного и от этого глупого,
разрыва на части, делать всё регулярно и никуда не спешить.
 
14.01.2007
может быть
766
Хожу из угла в угол, мотаюсь все выходные и не
могу приступить к рассказу. Причём знаю о ком и
как писать. Знаю подробности. Понимаю связь героя
с моею неслучившейся жизью. Сцепку нужности для
многих... Но не могу. Кому он, зачем он, мой
рассказ? Я написал уже три. И пять книг
стихотворений. И два начала романов. Я не могу
опять абстрактно надеяться на свою необходимость и
сегодня топчусь на месте. Ау! Тихо. Может не
ждать? Может быть начну и так. Может быть начну.
Может быть.
 
14.01.2007
мои профессии
765
Почтальон, дворник, сторож, грузчик, бригадир,
студент, инженер, один из директоров при
прокомсомольской конторке, прораб, ГИП проекта,
начальник отдела, менеджер, экспедитор, продавец,
директор и сособственник много раз, футболист,
тренер, продюсер, писатель...
Возможно не совсем в порядке, с некоторыми
накладками по времени я перечислил те профессии за
которые по ходу своей жизни, я получал какие-либо
деньги. В слегка настальгические студенческие
времена, например, я отрабатывал зарплату сторожа
и дворника, получая порой повышенную стипендию за
учёбу.
Больше я ничего не умею, да и далеко не ко
всему вышеперечисленному готов вернуться вновь.
 
13.01.2007
диалоги (с одним известным городским фотографом)
764
- Ну не могу я снимать нашу бытовуху.
- А ты вот только на Красную Поляну ездил.
Поснимал?
- Не-а... Всего одну фотографию сделал на
обратном пути, тормознув у дорожного знака с
перечёркнутой чертой. Название на том знаке, с
указанием притрассового населённого пункта гласило
- "Весёлая жизнь".
 
13.01.2007
не наигравшиеся
763
Мы начали неплохо и вели после первого тайма аж
два мяча. После перерыва, мы понеслись добивать
соперника,... и получили в ответ три. Взрослые
мужчины - взрослые мальчишки, расстроенные
наглухо, но и привыкшие быстро отходить, шутить в
раздевалках. Как профессионалы. И не наигравшиеся
ещё...
 
13.01.2007
Петрович (рассказ)
762
Если жить в месте с хорошей видимостью на берег, в
километрах ста – ста с небольшим выше
Пылевограда, почти каждое утро, можно воочию
лицезреть желто-коричневое облако, лениво
тянущееся вдоль реки. К нему уже давно привыкли,
как привыкли сарайские к своим прыщавым и
бледным
лицам. Как привыкли в Сарайске и окрестностях, не
разводить больше кроликов по причине их
поголовного мора. Как привыкли, жизнь человека,
превышающую здесь шестидесятилетний порог,
воспринимать, как очень длинную, а по этой причине
и состоявшуюся…
Петрович никогда не жил в Сарайске, но в
бытность своего губернаторства посещал и этот
городок исправно. Он вообще в свою бытность, был
руководителем активным, почти все охватывающим,
большим любителем без предупреждений залезть в
самые углы, покричать на растерявшихся холопов и
пощупать «деревню» за женские груди в банях.
Сегодня, ему, крепкому пенсионеру, с
нешуточным достатком, принесли ужасную весть:
тяжело заболела его единственная дочь. Если
добавить к этому, что два года назад от рака
умерла его молодая жена (старая-то спилась уже
давнёхонько). Если не забыть, что его единственный
сын, так и не ушёл, не сумел оправиться от
наркуши... То получалось, что мог он оставаться в
свои ещё крепкие шестьдесят с хвостиком, абсолютно
один.
Долго думал он по известию, в угрюмости
ходил по своему предвесеннему сумрачном лесу,
потом резко вернулся, махнул залпом три рюмки
хорошего француского коньяка, решительно пошёл в
кабинет и поднял вертушку. Действующий оказался на
месте.
- Слушай Глеб, - начал он без предисловия,
народ-то мрёт. Онкология-экология всех
задрючила.
На Пиханах выбросы, говорят, лишь
увеличиваются...
В реке – купаться уже нельзя. Я ж за тебя,
голосовал тогда, Глеб... Ты что-нибудь делай!
В трубке была небольшая заминка. Всего
двухсекундная пауза, после которой, красивым
баритоном Глеба трубка ответила.
- Ну, во-первых, Петрович, ты за меня не
голосовал. И не прибили вы меня тогда только
потому, что просто не могли перекрыть все
возможные варианты выбора президента. Во-вторых, я
работаю, возможно, не больше тебя, но стараюсь.
Знаю, что и дочь твоя вчера получила
неутешительные анализы. Отправляй её срочно в
Израиль. Там могут спасти. Скажешь помочь
деньгами, информацией – нет вопросов. Поможем. Я
своих вообще стараюсь в Пылевоград не пускать.
Живут они на Белых песках и пусть себе живут. И
тебе никто не мешал всех давно подальше отправить.
Кстати, и это третье, Пиханы
появились здесь в твоё правление. Об том твоём
великом откате до сих пор в городе и выше ходят
легенды…
- Не было там никакого отката, - попытался
огрызнуться, но не очень уверенно Петрович.
- Тем хуже. Не было и не надо! Не об этом речь.
При тебе же всё это говно состоялось?! А теперь
через Пиханы, федералы деньги и грязь всякую
прокачивают. И мне с ними не справиться. Моща
тонка. Я даже пытаться не буду!
Зависла пауза, и надо знать Петровича - он
не
стал дожидаться, и раньше Глеба трубочку
положил. Вот так, пидор, непонятливый...
Расстроился он конечно ещё больше. Помочь,
видите ли, ему хотят. Одолжение сделать!
Спустился он после разговора в огромный свой
подвал-тир, зарядил с десяток гладкоствольных
винтовок, подготовил к работе парочку
автоматов...
Подумал, покурил сигару, поговорил с
оружейником... и стрелять не стал. Выбрался на
лифте наверх. В лес больше не пошёл - походил по
саду. Погода неожиданно изменилась - в саду
появилось радостное весеннее солнышко. Петрович
размял широкими махами свои корявые ручищи,
толкнул пару раз в зимнем саду лениво штангу, и
пошёл неторопливо, но и немного тяжело в
направлении бассейна с рыбками – выпить перед
обедом небольшую рюмочку любимого коньяка.

Как купить билеты в большой театр дешевле.

 
13.01.2007
о зиме
761
Днём с тринадцатого января посередине Волги
появилась огромная промоина. Волга снимает с себя
лёд второй раз в зиму. Да и зимы-то ещё и не
было.Такой зимы не было в последние тысячилетия
никогда!
 
13.01.2007
кто в теме
760
И всё-таки там, где нужен интелект и идея, мы
подтягиваемся. Мы по-прежнему умнее всех в
шахматах. Наши маклеры снимают высокие дивиденды с
ценных бумаг на биржах. А мне лично всё больше
нравится наше новое и относительно высокобюджетное
кино. Не чернушные боевики (хотя и их мы снимаем
всё лучше), а кино - добротное, весёлое, разное.
Вчера посмотрели в мягком, удобном и
маленьком зале нового кинотеатра красивую сказку -
"Волкодав". Прописанный досконально
сюжет, хорошая игра молодых и красивых актёров,
великолепие полей и лесов с первого кадра, музыка
Рыбникова... Мне кажется, что Голивуд уже
почувствовал конкуренцию. И почти не важно сейчас,
кто первый высадился на Луне - важно, кто
продолжает разрабатывать тему...
 
12.01.2007
Неудачные упражнения с цифрами (рассказ)
759
1

Ну не везло ему с женщинами! Получалось
каждый раз как-то неправильно. Первые дни встреч,
любви, дрожь в предощущениях минут близости,
феерия чистых и красивых запахов, разбивались о
маленькие бытовые проблемы недопонимания. О его
неумение возиться с совсем маленькими и
глупенькими детишками, которых ему исправно дарили
предыдущие женщины. Рвались, утрачивались струны
счастья и его частыми деловыми командировками. Не
очень спорилось у него, к сожалению, и нынешней
его пассией - громогласной и самоуверенной
Галиной. Не спорилось, но и уходить от неё, от их
двухгодовалых близняшек Ваньки и Маньки, смысла
никакого не было.
Совсем приуныл, было, Игорь к сорока, когда
неожиданно судьба подарила ему Аню. Они
встретились в СВ-купе и пытались сначала
произвести рокировку с другими соседями по вагону.
К счастью – никто не согласился, что и позволило
им, чуть разговорится под утро приближаясь к
городу. Они даже обменялись, «на всякий случай»,
телефонами.
Ей было года двадцать два – двадцать четыре от
силы. Она мило улыбнулась на прощание, и через
неделю, в мерзкий осенний вечер, спрятавшись от
домашних криков, в близ лежавшем баре, он ей
позвонил. Она взяла тайм-аут на час, но через час
приехала.
После они встречались и разговаривали о жизни в
этом баре с вольной для них обоих частотой целый
год. Не сразу, но он начал привозить ей из
командировок всякие глупости, а седьмого октября
припёр в бар маленькое колечко. На первое её
недоумение, он выдал:
- Год назад, с седьмого на восьмое июля мы
встретились с тобой в одном поезде.
- Ты помнишь?
- Конечно.
- Принимается. Только с шестого на седьмое.
Они немного поспорили. Но так, для тренировки
памяти. Никто тогда не победил. С Аней было всегда
легко и просто. Даже порой это его пугало. С ней
не нужно было спорить.
В этот же день они наконец-то решились и сняли
на ночь номер в самой лучшей гостинице города …


2

Через год он помог ей купить уютную
двухкомнатную квартирку с видом на реку. Примерно
через два, они купили её первый автомобиль -
юркую желтенькую «японку». Ей захотелось тогда
получить красивый номер, и он приложил нешуточные
усилия для того, чтобы понять, что «три семёрки»,
придётся ждать (помимо приличного «сдабривания»)
не менее, чем полгода.
- Игорь, ты попроще, что-нибудь возьми. Всякие
шишки на них ездят. Начальства-то развелось. Да и
не стоят они таких денег, - напутствовал, его
школьный товарищ.
- Игорь, а вон лежат «три шестёрки», -
активизировалась при очередном визите в милицию,
зоркая Анна.
Действительно, за стеклом на столе у капитана,
лежал новехонький вышесказанный номер.
- Отказались от него. Этот да, этот можно, -
обрадовался, уже нашпигованный начальством
«обязательно помочь», толстенький милиционер.
- Отказались, и тебя не надо, Ань!
Но тут неожиданно девушка заупрямилась. И
когда он неуверенно попытался настоять: «А ты всё
знаешь про это число?», - она ответила: «Всё знаю.
Для меня, что три семёрки, что три шестёрки –
разницы нет. Я же в церковь не хожу, Игорь. Ты же
знаешь?»
«Знаю, знаю. И сам бываю в ней крайне редко. Но
не бери. Пожалуйста...»
Переубедить Анну в этот раз Игорю не
удалось.


3

Новый год они впервые встретили вместе -
в Аниной квартире, в очень весёлой и немного
разношерстной компании. Игорь ещё не развёлся, но
вещи свои уже забрал. Это был самый красивый Новый
год в его жизни. Чувства их за несколько лет
настолько окрепли, что они не могли провести без
звонка друг другу даже несколько часов. Самое
сложное было с его командировками, после которых
слегка пугали распечатки междугородних звонков и
сами суммы оплат.
Шестого января он улетел в Тюмень и,
продрогнув в делах за день, отзванивался Ане
поздно, добравшись до своего номера.
- А у нас, Игорь, опять ноль. Ну, может,
чуть-чуть стало примораживать. Странная зима пошла
какая-то.
- Смотри ты там осторожно гоняй. Мы тебе шипы так
и не поставили, - наставлял Игорь.
- Я осторожно. Я же у тебя почти ас.
- Почти не считается. Ну, пожалуйста.
В ночь с шестого на седьмое января, на
пустынном мосту через реку, когда Анна
возвращалась от мамы домой, её юркая машина по
свежему гололёду заюлила на приличной скорости.
Аня немного с опозданием и несколько резко нажала
на тормоз. Машину развернуло на сто восемьдесят и
выбросило через встречную полосу и перила на
тонкий ломающийся лёд...
-------------------------------------------------

Когда убитый горем Игорь, примерно, через
неделю разбирал Анины вещи, он нашёл тоненький
кожаный, исписанный аккуратным девичьим почерком,
дневник. На первой странице его, посередине
находился вклеенный железнодорожный билет. Дата
отправления поезда на нём была - шестое июля…
 
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | дневник