на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ПРОЗА

УШАСТИК


"НОВЕЛЛА"

все рассказы
 

На базаре нам сразу сказали, что это не совсем Йорк. То есть - это Йорк, но у него очень большие уши. Ты плакала три дня дома, и я понял - без этой собаки нам не жить. Нашёл телефон хозяйки. Чёрт с ними, с огромными ушами - мы же не уши покупаем, а собаку. Мы друга берём, а уши можно и не замечать, или причёски разные на голове с умненькими глазками создавать...

С родословной, судя по ушам, существовала заведомая проблема, и мы не стали пыжиться и доказывать миру обратное. Исходя из полного хаоса происхождения в паспорте, мы назвали собаку почти банально и просто - Джонленнович. Всё правильно - в одно слово. Какие-то потомки его всё-таки жили в Британии, а более британского имени парня в голове у меня не нашлось.

Нам ещё не сказали, что у Джонленновича больное сердце. Пытаясь понять природу его ночного нескончаемого кашля, мы обошли всех врачей, пока на рентгене не увидели сквозь маленькие тщедушные тоненькие рёбрышки, огромное сердце собаки. Мне показалось, что оно занимало почти всё её кулачковое тельце.

- Ах, какие у вас уши?
- Что уши? Сердце вы видели?
- Сердце большое. Но так бывает. Вы кормите её нормально, любите…

И мы кормили, любили, оставляли кашлять ночью на нашей кровати, закрывали, дрожащий комочек, одеялом по-очереди. Джонленнович рос, крепчал, и кашель его как-то незаметно улетучился. Как и не было его. Дальше я опущу другие мелкие подробности роста и возмужания нашего Йорка, до того самого случая, через несколько месяцев. В наступившее лето мы совершали с Джонленновичем на моторном катере первое путешествие по Волге. Пёс делал вид, что спал у меня на руках, но ветер, налетевший на нас, неожиданно расправил его вальяжные уши, напряг их в ветровом потоке. Джонленновича удалось успокоить тогда…

Примерно через неделю, зачитывая очередную газету в ванне, я услышал новый странный шум в квартире. Как будто голубь пролетел. Я выбрался мокрый в недоумении в зал и не нашёл никакого голубя – только дрожащую и растерянную собаку на диване.

- Кто здесь был, Джон...?

Конечно, он не мог мне ответить. Собственно эта вся история. Этой же ночью в случайно забытое на кухне окно, наш пёс улетел.

И нам осталось его только ждать. И мы ждём, ждём, и никогда не выключаем на кухне свет. Всякое на свете бывает. Может ещё и прилетит...

  наверх