на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   

ПРОЗА

БУТЫЛКА МОЛОКА



все рассказы
 
1

Когда в узком дворике на окраине Пылевограда Горилла разворачивал свой неповоротливый огромный джип, периферийным зрением он увидел на приступке небольшого магазина немного заросшего мужчину, отхлёбывающего прямо из бутылки белую жидкость - видимо молоко. Что-то невероятно далёкое, скользнуло в каменнообразной лысой черепушке у водителя и прямо на выезде двора, в растопырку, он резко затормозил.

- Так это же Серый! Серый!!! Мы его обыскались, а он сидит себе здесь.

Квадратный человек в стильном и дорогом костюме, резко соскочил с вагонной ступеньки автомобиля, и насколько ему позволяли габариты и приличный вес, двинулся по направлению к бомжеобразному субъёкту. Сзади, едва успевая за ним, перемещалась парочка отутюженных охранников.
- Серый это ты?!
- А кто же?
- Как, обычно, с бутылкой молока по утрам? Даже привычка не похмеляться осталась?

Горилла приподнял мужчину в охапку страсти, почти, прижал, не церемонясь и не обращая внимания на его не очень чистую и местами протёртую одежду.
- Конечно я, Гори. Отпусти, задушишь. А привычки менять уже поздновато будет.
- Согласен! Серёга – ты собачара! Мы тебя в своё время обыскались и встречать даже ездили на выходе. А ты брат, слинял куда-то. Думали уж, что ты каюкнулся где-нибудь на Севере. Или наоборот - в свою Францию любимую подался. Родственников не оставил, информации – ноль…
- Родственников нет. Ты прав. А в город я вернулся недавно, летом. И тревожить никого не хотел.
- Серы-ы-ы-й!!!

У мужчины затрещали нитки на дорогом костюме, пот на челе выступил, глаза заискрились.
- Поехали к нам в офис, Серый. Там Олега, Саня… Дима сегодня из Москвы должен прилететь. Все будут рады. Ты даже не представляешь, сколько раз мы тебя вспоминали.
- Не представляю, Гори.
- Поехали.
- Я не могу – у меня работа.

Сергей посмотрел в сторону магазина.
- Ты грузец что-ли? Серый, это не проблема. Давай я с хозяином решу всё.
- А потом?
- И потом!

Увидев, как Сергей задумался, авторитет стал выдавать совсем неординарное.
- Ну, хочешь, я кого-нибудь из ребят за тебя оставлю?

Молодые охранники передёрнулись, как затвор. Один от неожиданности подправил лёгким движением кнопочку в ухе, другой сделал невольное движение к галстуку, но сдержался – руку опустил. Лёгкую неловкость Гори, пришлось исправлять самому. К тому же пока ещё не жали на сигналы, уважая габариты его машины, но явно нервничали, собравшиеся на выезде-въезде во двор несколько машин.
- Значит так – ты во сколько заканчиваешь?
- В восемь.
- Тогда слушай меня – ровно в восемь мы за тобой заедем. Либо в крайняк машину пришлём. Пойдёт?
- Конечно.
- Ты только не пропади, Серый, не сдёрни по глупости. Обещаешь?
- Обещаю.
- Слово.
- Слово. Ты же меня знаешь, Гори.
- Знал. Люди меняются. Но ты не должен – ты раньше не подводил.
Гори ещё раз приобнял сухого мужчину и так же резко, как пришел, двинулся обратно.
- Дождись, - крикнул он, открывая на ходу тёмное окно, и сразу газанул.

2

Днём приезжали Олега и Саня. Еле дождались они завершения его погрузочно-разгрузочных манипуляций. Еле сдержали себя, чтобы неожиданно, как встарь не поучаствовать в процессе. Потом обнимались все долго, сидели у них в машине, курили.

- Сколько лет то прошло, Сергей Иванович?
- Иванович – скажите тоже.
- Мы так тебя за глаза звали.
- Да, Серёж, только у тебя погонялово реально отсутствовало. У Димыча – Шеф, у меня – Кочерга, у Олега – Битва, у Генки вообще Горилла приклеилось, а ты Иванович как был, так и остался.
- Так сколько лет-то?
- Одиннадцать. Семь с половиной сидел. Три – путешествовал.
- И где был?
- В разных местах. Сначала в Карелии, на Соловках, в Архангельской области много…
- А Франция твоя окончательно накрылась?
- Не совсем. Мне позже один хороший человек сделал загран паспорт. И легенда моя прошла. Проехался (прошёл, наверное, правильней будет) я почти по всей Европе: в Греции был, Голландии был, в Бельгии. В Испании долго – на сборах урожая подрабатывал. В Португалии виноград собирал. И конечно, Францию излазил всю – Париж, Бордо, юг.
- А что не остался?
- Да я бы остался, наверное, но начали запросы обо мне по мелкому делать. Случайно узнал. И не стал я ждать, когда копать начнут серьёзно. Да и могилки здесь неухоженные остались – решил, что лучше вернуться.
- Да и правильно.
- Да и давно пора!
- Ребята крупняк здесь подмяли. Нефть, переработка, заправки… Дима ещё к металлургам залез. Они тебя каждый раз вспоминают, как что-нибудь намечается. Людей не хватает катастрофически.
- У нас у всех не головы по сравнению с твоей, говорят, а чайники.
- Заварочные.
- Ха-ха.
- Да полно. Было время…
- Время твоё только начинается. Ты не представляешь, как мужики живут. Да и у нас, всего хватает – дома, машины приличные…
- Катера - яхты, девки – самолёты. Что хочешь?!
- А Дятел где?
- Дятла лет семь, как похоронили. И Дугу с ним. Мы думали, что ты знал?
- Откуда. А Выдра?
- Выдра в Москве, депутат, но наши, кажется с ним не общаются. Ссучился он весь…
- А Веник?
- Веник пьёт всё больше и больше. Говорят, что иот коки не отказывается. Короче, мешает всё, выглядит отвратно. Пытались пару раз его лечить – он огрызается.
- Во, мне Веник нужен. Найдите мне его.
- А что искать – пиши мобильник.
- И Серёг, мы сегодня вечером, прости, не сможем. У нас давно была одна гулянка намечена. Большие в курсе.
- Да ладно уж, езжайте.
- Теперь-то ведь точно скоро увидимся?
- Увидимся, конечно. Скоро…
3

Вечером Гори приехал один.

- Димыч завис в Москве, а ребята у тебя днём были?
- Были.
- Как они тебе?
- Солидняк. А если честно, то не изменились они – такие же охламоны. - Ты прав. Не взрослеют. Скоро на сороковки выйдут, а ветер в голове так и шастает. Мы куда с тобой поедем?
- Куда серьёзно в моём рванье пойдёшь? Что-нибудь попроще. Вон в пол квартале отсюда рюмочная есть. Посидим и хватит.
- Так не пойдёт, Серёг. Давай поступим по-другому: едем в один хороший домик. Там сауны всякие, бассейны. Пока паримся-моемся, нам привезут барахла . У Санька младшего сеть фирменных магазинов в городе – он нам по-прежнему должен чуть-чуть, пусть пошустрит.
- Я так с тобой опять не расплачусь.
- Да и мы ведь тебе должны. Так что не думай об этом.

Через час они сидели в бане с чайком и водочкой, и говорили неторопливо о былом.

- Если бы она осталась ждать, Гори, может всё и было бы по-другому?
- Но мне, же по-полной дали, а она женщина умная была – поняла сразу, что не своё я набрал. Не мог я такого навытворять сам.
- Зачем? Ты можешь мне ответить – зачем ты всё хватанул? Ты же самый безобидный был? Ты мог даже амнистироваться почти сразу.
- Не знаю. Следователи ломать меня резко как-то стали. Не по-божески что ли набросились – так им хотелось скандала на всю державу. Или заказ был?
- Тех кто был уже нет.
- Вот-вот, я почувствовал. Так противно меня разводить стали, что в лом мне кого-то тащить ещё стало. Да и Выдра в записочках наобещал всякого. Отсиди чуть-чуть – отпустим.
- Мы ничего тогда не могли сделать. Сила была не та. Вот если бы сейчас.
- Сейчас не надо. Вы и так меня все годы передачами заваливали. Благодаря вам мне сразу же Профессора присвоили…
- Благодаря себе. Ты есть профессор.
- Какой я профессор – мать не дождалась, жена…
- Мы их по-человечески, Серый, схоронили. Ты же не знал, не мог знать?
- Мог предположить. Мог предположить, что у неё, у нас, возможно будет ребёнок. Когда она … выпрыгнула, она была на шестом месяце, а меня закрыли на пять месяцев раньше. Мог же предположить, что она не выдержит – с её здоровьем, психикой…
- Она не в чём не нуждалась.
- Я знаю.
- Простить себе не можешь?
- Не могу.

Эту ночь они говорили не останавливаясь, а утром Сергей, ночевавший у Гены Гориллы в мансарде шикарного особняка, одел вновь приобретённые спортивные вещи и вышел.

По-привычке в восемь утра, Гори протёр свои глаза, пробежался с собаками по собственному парку, нырнул в бассейн и сделал зарядку. Потом также по-привычке, он прошёлся по дому, обнял домочадцев и убедившись в исчезновении гостя, сразу поехал во двор магазина. На приступке стояла начатая бутылка молока.

Через минуту испуганный хозяин мямлил рядом тоненьким, противным голосишком: «Мы его полчаса назад рассчитали. Он всем попросил передать, что ушёл. Не искать его просил совсем.»

- Серы-ы-ы-й!!!
  наверх