на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
Стихи
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
  Дневник
 
Полезные ссылкм   


		В преддверии зимы

В преддверии зимы,
в предвестии печали,
За день до белых мух,
за угол от тоски.
Сюжет привычный, но
как будто и не ждали.
Извечный малый круг -
и вот они, снежки.

В подходах к холодам
посулами не лечат.
Готовят пищу впрок
и слушают в себя.
Кто душу прошерстит.
Кто глубже, ниже -
печень.
Помилуй, как не пить,
в такие холода.

Всем нам не привыкать -
тоска под каждым веком.
В причастность катастроф
продублена судьба.
Зимою пострашней.
В Россию сорит снегом,
И стаями ворон
гуляет Сатана.

Прокашляй про себя -
мороз ещё не холод.
Пронзительность полей,
полупричинный труд
Перебороть сложней,
чем примитивный голод.
От голода не мрут.
Хотя бывает мрут.

Бескрайняя моя,
безвольная держава.
Мороз не каждый век,
а каждый божий год.
Последний ученик, желая статься правым,
Не верит никому
и озлоблённо врёт.

Таланты глубоки,
надежды беспризорны.
Озябшая судьба
безвольно тащит воз.
Фиксируя цветы,
рисуйте натюрморты.
И не смотри в окно -
там в подступах мороз.


		Подводная лодка

Нам на подводной лодке нечего терять.
Хотя есть командир и порт приписки
в котором - небольшие обелиски, продмаг, кино
и кучка мучающихся близких.
Их жаль и хочется увидеть.
Ну а так...

С подводной лодки некуда бежать.
И не в чести -
мы ведь с тобой не крысы.
Но в голове рождаются капризы -
вина двойную порцию и - дать
по куполу,
по нам не видному рассвету...

Вот потому нас русских ближе к свету
не очень-то стараются пускать.
А здесь его достаточно, но мало,
и здесь, зажатого командами, не стало
меня того,
а также нету сала
и много чего,
что нужно ждать
без слез и даты.

Абсолютно точно
сюда не ходит также ваша почта.

Но вы пишите, чтоб не отвыкать...


		Отчальная

слова отходят от меня
я подхожу – они отходят
я с ними жил красиво, вроде
они мигрируют с меня
там впереди нет ни огня
там корабли в большом походе
ушли из глаз, а мне в ОСВОДе
на берегу сто лет, три дня

мечта уходит от меня
мечта моя молчит словами
а расстояние меж нами
как корабли вдали в три дня
и их увидеть не дано
ты подожди – я полетаю
конечно - грей, конечно – чаю
окно, огромное окно

любовь уходит от меня…


		***

Я потихоньку забываю о тебе,
Я научился плыть по Одиноко.
И я не думаю - мы в беде,
Что мир устроен извращенно плохо.

Рассвет не будет хуже - он рассвет.
Природа не умеет притворяться.
И если нет любви - её и нет.
Нам легче врать, чем сумрачно сознаться.

Любовь снисходит невзначай и вслед,
И если не беречь её - уходит.
И мальчик полегоньку станет сед.
Жизнь хороша и тем, что происходит.

Пойми меня, попробуй, расспроси,
Ведь каждый день красив, а в вечер - свечи.
Прости меня, любимая, прости
За время, что не врёт, но и не лечит.


		Зимняя молитва

		О.М.
		
в присутствии зимы
в ней - белой лихорадки
проговорив слова
и не ища контекст
я сам к тебе приду
движением осадков
я сам к тебе приду
сквозь города и лес
злословий, суеты
сомнений, боли
доли
сбиваясь на ходу
не соблюдая ритм
я сам к тебе приду
снег наполняет волю
я сам к тебе приду
я сам к тебе прилип


		* * *

	В. и Н. Лагранским

Просто чистые стихи,
Просто синие чернила.
Ты давно меня любила,
Я давно тебя любил.

В сиром воздухе Москвы,
В лунных парках бесконечных,
Я брожу изгой извечный.
Я тебя давно любил.

В жёлтом росчерке листвы,
В ожиданье белой стужи,
Как судьбе - надежде служим,
Той,
где я тебя любил.
Той,
где ты меня любила.
И где синие чернила,
И где чистые стихи.


	Венеция,Сан-Марко

Можешь влево, можешь вправо,
Можешь выпить и запутать,
Ты вернешься на Сан-Марко,
Все равно придешь сюда.

Можешь плавать на гондолах,
Гондольеров песни слушать,
Но воротишься обратно
На Сан-Марко навсегда.

Плавает корабль-город,
В капиллярах-лабиринтах,
Маскарадное подворье
Королей и королев.

Место встречи на планете:
Земля - небо - вода - ветер
И одна большая площадь,
И над ней — крылатый лев.

Голуби и львы летают,
Львы однажды встанут в стаю,
Многомирие болтает.
Ты не многое поймешь.

Площадь Марко знают звезды,
И уйти с нее не просто.
Звезды катятся под весла,
Ты без времени плывешь.


	Паломники, или ночной Иерусалим

мы искупались в реке Иордан
мы посетили в обход Палестину
в городе старом ничейном раввины
стены столетий и в небе баран

рогом завис между гор и долин
все мы случайно и где-то зависли
Ты где-то рядом, но мечутся мысли
точка - Вселенная, время - маслин

мы приближались к Тебе каждый час
Ты стал нам ближе, и мы приближались
смилуй в напутствиях, Господи, каюсь
я - путешественник: иконостас

больше гармонией, цветом, знаком
я бью челом и встаю на колени
Боже, прости мне незнанья. Измена
мысли свои оставлять на потом

здесь мы сошлись, здесь священна Земля
небо полночное с нами осталось
мне не хватает великую малость
слышать Тебя, позабыв про себя


	Добравшись до Родины хоккея,
	или невыполненное задание


Да и не было его...

	1
грязно-белый Монреаль
ощущенье - здесь мы были
лёд - в коробочке залили
и айда - катать в январь
кто - «за нас», кто - за Канаду
время взято до упаду
язык клюшек - наш словарь
мы прообразы великих
хоккеистов
мы их лики
я - последний, я - вратарь
я ловлю всё: справа, слева
за спиною - королева
детства
моего двора

и канадцы не пройдут
за спиною - «тили-тесто»
девочка, потом невеста
не моя
моя страна
где в надёжности меня
никогда не упрекали
жизнь проходит
мы - сыграли
мы расходимся - пора

грязно-белый Монреаль
ощущенье - здесь мы были
мы - задание забыли
- город с «М»?
- с «М» - города!

	2
мы задание забыли

я не выучил язык
промолчал три важных слова
взял в запас каникул снова
я прогульщик, я - привык

(Монреаль, Марсель, Москва)
с тех времён, когда задачи
не решались. «Отбатрачу»,
говорил я – «ерунда..»

мы мотаемся одни
перманентно нас колбасит
что с тобою нас не красит
здесь - пристёгивай

жизнь сложнее - не беда
жизнь сложнее теоремы
мы попали под дилемму
где любой путь - в никуда

по брусчаточке ползём
по - французской, но канадской
я - несчастлив по-дурацки
мы - себя перегрызём

лестницы ведут наверх
мы опять близки к потере
я снимаю фото - двери
кое-где за дверью смех

	3
я задание забыл
вот, что так меня пугает
я задание не знаю
я задание забыл

	Осенняя молитва
	
	Игорю Алексееву

в продолжении неба - дожди
от деревьев - усопшие листья
помолитесь пока белый бисер
не накроет прошедшее. Жди
и терпи, повторяя: "Я в круге..."
что ж по всей современной науке
ты вернёшься, вернуться дожди
и в довесок с дождями - печали
небо стаями птицы венчали
ты молился: "У нас впереди
ничего уже больше не будет..."
круг замкнулся, но добрые люди
отшептали вдогонку: "Лети..."


	Пока ещё тёплый октябрь

Родина - это я.
Усталая и отёкшая,
после трёх тысяч раздолбанных, моя шея.
И генетически не способная подвести тебя

от недееспособности своей тупея.

Из фотографически близкой юности
выпадают безвольные портреты.
Их там нету.
А также болезней, радикулитов
и ни один из наших там не убитый...
в сущности, за понюшку табака...

Другим не пролёжаны бока,
не перегорожена река водки и коньяка...

Родина, рождающая очередного маньяка,
маятники махаона,
крона,
подверженного бесчисленным нападениям дерева...

Родина, даже если ты не уверена,
я наговорюсь по-своему, всласть
и попробую ниц не упасть.

Именно таким и можно!
Любовь наша -
не сопливая песня вельможно...

Про псевдовельмож не говорю,
так как я их попросту не люблю...

Для них бессмысленно писать здравицы, красавица.

Родина, прошу тебя, хватит маяться!
Крупные наелись, маленькие не дотянуться.
Пора, пора, пошли в церковь -
каяться!


			Боже
			
		Д.Матяшу	

«все проповеди Христа иносказательные..."
С.Зоткин

Боже, я не пойму по какому ты движешься алгоритму
сильным, давая возможность властвовать, умным – думать
Боже, еще об одном побежали колонкой титры
многое здесь неустроенно, мрачно, грубо

Боже, ты мне объясни у кого-то дети, как дети
а у кого-то невыносимая боль танцует
кто по ночам ищет долго выход, влетает в сети
и понимает одно – нет выхода напрямую

вот ты мне дал друга, он мучался, бился, умер
Господи, если это знак, то почему в одно касанье
мысли уносит с душою вниз, а должно быть – выше
Господи, в чем твой урок правописанья

вспыхивают вновь тут и там на Земле поэты
в муках найти, застолбить необратимое слово
или с котомкой бумаг ходить одному по свету
или совсем замолчать, что тоже не ново

вспыхивают и уходят целители душ - поэты
пулей в живот из них самый веселый - Пушкин
Господи, я не прошу давать мне простые ответы
Господи, это наша жизнь, или твои ловушки


		Черновик

Дело - дрянь, если жизнь - черновик,
ты идешь за мной вслед
осторожно,
и вращаются звезды вельможно,
пан Октябрь, я так не привык
к этим желтым исчадиям сада,
к этим листьям,
что мой - бумага,
закрывают собой материк.

Почему это жизнь - черновик?
Центробежные втянут в орбиту.
Круг замкнется,
но тяга к зениту
обозначит судьбу или миг?
В этом замкнутом черном пространстве
почему я люблю постоянство?
Где тот путь,
что ведет напрямик?

Да, конечно же, жизнь - черновик!
Разве так мы с тобою станцуем,
разве так я любил бы другую,
разве вторит мне косный язык
в кривом зеркале,
в городе смеха,
где провал - отраженье успеха…
И где жизнь....
Ах да, черновик...


	Туман

Экстра нет ничего –
просто я устал.
Это чувствуется, режется
в каждом слове.
Третьи сутки в округе
разлит туман.
И мне кажется,
ждет нас туман
в итоге…

Мысль зависла,
а действий в помине нет.
Ждут до вечера
своих дров
камины.
Крутят бабушки
вечности
велосипед.
А из яркого –
только
икра
рябины.


	да/нет

да
кружится голова
я ухожу в тебя
невероятная
луч из под реки на рассвете
напоминает о лете
да

нет у меня никого
они у меня далеко
так далеко, что нет никого
нет