на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
 'Стихи'
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
 Дневник
 
Полезные ссылкм   

ПРОЗА

СЫНОК



все рассказы
 

Для себя Василий принял решение. Последний вызов. Десять часов на ходу. Замороченный. К тому же снег и порою лёд на маленьких улочках города. Всех денег не заработаешь уж точно.

Дождался клиента подальше. Подогнал свою Ладу-Калину к «порогу» многоэтажки и решил выйти перекурить. В машине он давно не курил. Люди разные пошли. Фобии, недовольства и отсутствие чаевых приучили его. С трудом, но приучили. Самое обидное, что только выйдешь, дашь затяжку, и вот он уже выбегает, блин. Или она. А не выйдешь – можешь пол часа проторчать просто так. Как говорят – закон подлости всюду.

В этот раз всё получилось шикарно. На пятой минуте под фильтр появился клиент – вон он идущий с баулом сразу понял Вася. Как раз, что надо. Он небрежно бросил окурок в жесткий снег.

- Я вас не задержал, - спросил парень, легко закидывая странный рюкзак на заднее сиденье.

Вася хмыкнул. Довольным тоже мало перепадает. Да и просто устал он. Точно. Поехали. Молодёжь часто дубовая пошла, жадная. Но этот кажется ничего. Чистенький. Интересно, что у него там. Да, мне какое дело.

- Рюкзак у тебя какой-то странный? – на пятой минуте произнёс Василий.

- Это не рюкзак, а парашют, ответил юноша.

Интересно. Какое мне дело, тупо размышлял Вася. Отвезу его, Надьке позвоню. Что-то купить надо. Поедим. Рюмочку выпью. Три. Не больше. И спать. Завтра утром хороший хоккей. Олимпиада заканчивается. Днём внуки приедут. А в ночь опять бабошить начну.

- Парашют-то зачем? Прыгать?

- Он всегда со мной…. Парень тоже чуть замялся. - Ну, последние двадцать лет.

Двадцать лет говоришь. Не стыковочки какие-то. Ладно. Нужно молчать. Больше заплатит. Интеллигентный. Спортивный. Странные они люди. Зачем-то всякую ерунду таскают. А кто ещё компьютер сразу откроет. Биржи. Деньги. Что там выиграешь? А недавно один с огромной кошкой сел. Да я не против, и без аллергии пока. Пожалуйста, но платите! Кошка была чем-то больна. Довёз.

- Прыгать-то зимой в лом, наверное. Холодно.

- Это не совсем так, как выдумаете. Прыгать всегда хорошо. А вот не прыгать даже нельзя.

Какой-то дурацкий разговор получается. Хорошо хоть машин на выходные высыпало не много. Все пьют. Работы, конечно, прибавляется. Тариф опять же. Но все же все подряд Новые года – это перебор. Вася в этот раз сказал – баста. Надь, собирай наших. Мне надоело блевотину клеянных Дедов Морозов в начале января отмывать. Правда, никто не собрался. Но не важно. Как раз двадцать лет подряд я и был «на посту». Не срастается.

- Вы можете здесь срезать влево. Там сплошная прерывается. Я всегда так делаю.

Это он мне говорит?! Не в курсе, что года четыре назад меня ждали там ребята с палочками за кустиками.

- Сынок, я правила не нарушаю. Ладно?

- Ладно. Здесь нет нарушения, но ваше право. Я никуда не опаздываю.

Закусился? Теперь я от него и рубля лишнего не получу. Но мне и не надо. Последний. Запарили…

- Единственное, я думаю, что мы с вами ровесники. Примерно.

А с этого места поподробнее. Какие мы с тобой, паря, ровесники? И Вася выдавил монументальным голосом

- Я 62-го! Мне на пенсию скоро уж.

Ехали какое-то время абсолютно молча. Вася даже чуть музыку прибавил. Шансон какой-то там про шашлык наяривал. Потом парень, видимо, не выдержал.

- И я 62-го. Мы с вами даже где-то виделись. Вы в Политехе учились?

- Учился на Автодорожном, - автоматически произнёс Вася.

- Вот, а я на Машиностроительном. А стройотряд? Мурманск?

- Не, Екатеринбург.

- А да, точно. Ваших в Катю тогда возили. Но тогда у города такого имени не было?

Вася не мог повернуться – шея всё-таки побаливала. Но и виду подавать особенно не хотелось. Какой на… одногодка. Хорош, молодняк, меня разыгрывать?

И тут сосед в лёгкой дискуссии рассказал ему про дискотеку в пятом корпусе. Я помню же. Про Лешку со Строительного, которого тогда у ворот местные хулиганы чуть подрезали. Про пьяницу ректора, что один раз мимо их плаца военной подготовки несли. Вася там был. Он не мог случайно знать всего этого!

Голову пришлось всё-таки чуть повернуть. Ведь скоро попутчику… странному человеку выходить. Да ему лет сорок. Больше не дашь, на хрен. В холодильнике что ли лежал? Я не понял…

- Там в небе всё по-другому, - сказал человек расплачиваясь.

И оставил лишний полтинник. Очень легко бросил явно тяжелый рюкзак на плечо. Очень легко как-то пошёл. Вася сидел и всё это в боковые зеркала видел. Отслеживал. Мне что делать чтоль нечего? Охренеть! Что мне об этом ещё думать? Но думал он весь вечер. И выпил с Надей целую бутылку. И думал ещё три дня пока, слава Богу, окончательно не забыл. Да и работать надо, блин!

  наверх