на главную Антология
живописи


Антология
поэзии



Андрей
Сокульский
 

О себе
Книги
Проза
Публикации
 'Стихи'
 'А-клуб'
Фото
События
 Инсталляции 
  |
 Дневник
 
Полезные ссылкм   
 

СТИХИ

2012г.
 
 
(* автор оставляет за собой право на
изменение и корректировку текстов )
декабрь октябрь август июнь
 
 


Осенний этюд  

О.Р. 

«Меня любят толстые юноши около
сорока…» 
 В. Полозкова              
             
 я не понимаю девушек в сорок пять 
 которые просят меня лечь в кровать 
 которые ищут в себе меня 
 вчерашнего дня 

 я не уважаю пигалиц в двадцать лет 
 которые думаю, что у меня есть какой-то
секрет 
 как подниматься 
 как жить, как воспроизводить «бабло» 
 или ластятся, мол - блин, тебе повезло 
 в мире, в котором каждый – никто 

 а я без утайки люблю тебя одну 
 и рад, что задержался надолго в плену 
 я – американский разведчик, 
 пойманный во-вьетнамских лесах 
 то ли время есть, то ли время - страх 
 а смешное голое чувство – какое-то дно 
 дотерпеть до звезды 
 раскричаться в темно… 

 ты ушла, и везде разбросала поле свое 
 ты вернешься и, значит, мы вместе споем


  наверх
Уговорка мне кажется, что я больше ничего не успею и скоро умру такая хандра свойственна мне поутру в начале осени и в самые холода мне кажется, если ничего не произносить то может случиться беда хотя просто от слов ничего не меняется например: везет, тем, кто везет, время – материя, за четом идет нечет не лезь в заумь, тащи воз сам живи по упрощенным схемам везет легкокрылым повесам а не таким дуракам у которых в башке всякий хлам которые ночью ныряют в темные массы глубин и ходят босиком по комнатам но пока жив – ты не исправим
  наверх
После спектакля В уездном городе поставлен «Ревизор» - немного переделанный, но тот же. Два века прочь, но тянется позор - нам бы казаться, а не статься, строже. Иными! Но нам свойственно терпеть, здесь мы сумели приспособиться к понятьям: тоску снимая пить, фальшиво петь, и принимать подножки за объятья. В уездном городе все рядом - далеко. Святую честь и совершенство мира в глазок увидеть трудно, нелегко. К тому же пахнет гарью и сортиром... В уездном городе не ведают стыда. Распределительная сила в виде взятки. Оброк и дань – все та же ерунда. Названья новые, но прежние порядки. А мы, актеришки, готовы вам сказать, что вся империя пропитана зловоньем. И лишь неясно почему, как знать не тонет, а злорадствует с любовью?
  наверх
декабрь октябрь август июнь